yuvlatyshev (yuvlatyshev) wrote in arhistrazh,
yuvlatyshev
yuvlatyshev
arhistrazh

Category:

Дом, в котором жил писатель Федор Иванович Панферов

Дом, в котором жил писатель Федор Иванович Панферов (находился по адресу: г. Миасс, ул. Свердлова, 28) - утраченный объект культурного наследия регионального значения (конец XIX века).







Место, где находился дом по ул. Свердлова, 28 в Миассе, в котором в 1944 г. жил писатель Панфёров.

Дом был построен в конце XIX века. Дом был двухэтажным, прямоугольным в плане. Первый этаж кирпичный, второй -деревянный, рубленный "в обло". На каждом этаже со стороны фасада было по пять прямоугольных окон с лучковыми завершениями.Окна второго этажа были обрамлены резными наличниками. Плоскость стены завершалась фризом с орнаментом и ступенчатым карнизом. Крыша четырёхскатная, крыта шифером. Вход в левой части главного фасада был акцентирован навесом.

На первом этаже, окнами на ул. Свердлова, находилась квартира Ф.И. Панфёрова.

Фёдор Иванович Панфёров родился 20 сентября (2 октября) 1896 года в селе Павловка (ныне Ульяновской области) в семье крестьянина-бедняка. Учился в Вольской учительской семинарии. В 1923—1925 годах учился в Саратовском университете. Первый рассказ «Перед расстрелом» опубликован в 1918 году.

Ф. И. Панфёров входил в руководство РАПП.



Руководство РАПП (слева направо):А. П. Селивановский, М. В. Лузгин, Б. Иллеш, В. М. Киршон, Л. Л. Авербах, Ф. И. Панфёров, A. A. Фадеев, И.С. Макарьев. Конец 1920-х

Автор пьес для крестьянских театров «Дети земли» (1920), «Пахом» (1923), «Мужики» (1924), «Бунт земли» (1926), «Развал» (1926), «Урод», «Стальной конь». Наибольшую известность получил как автор монументального

Наиболее значительное произведение Панферова – роман «Бруски» (кн. 1–4, 1928–1937), разросшийся в эпопейное полотно из небольшого очерка "Огневцы", многократно переиздававшийся и получивший мощную поддержку всех сторонников скорейшей коллективизации села, преодоления инстинкта собственничества, «власти земли», «идиотизма деревенской жизни» и прочих составляющих векового бытия традиционного русского крестьянства. «Боевым донесением из деревни, содрогающейся от внутренней борьбы», назвал роман Панферова А.В.Луначарский; «энциклопедия» деревенской жизни – вторили критики. В этих оценках отмечалось, с одной стороны, знание автором жизни села, ощущение изменчивости его эмоционально-мировоззренческой «ауры» (сцены отчаянного разгула мужичьей стихии и забоя скота в канун коллективизации; психологически убедительный образ «середняка» Никиты Гурьянова, мечтавшего о земле, где нет коллективизации, и этим предвосхитивший существенный мотив поэмы А.Т.Твардовского Страна Муравия), а с другой – тенденциозная заданность «полярной» расстановки образов (привлекательные бескорыстием, альтруизмом и убежденностью вожаки колхозного движения, «новые» люди большевик Степан Огнев, кустодиевский богатырь, быстро перековавшиеся крепкий хозяин Кирилл Ждаркин и бывший «подкулачник» бедняк Шленка – и их антагонисты, сатирически обрисованные скупцы-индивидуалисты, представители мира наживы, кулаки Егор Чухляев, Илья Плакущев, Маркел Быков).

Неоднозначными явились для литературной общественности «сырой», долитературный, колоритно-«необлизанный» (А.С.Серафимович) и вычурно-корявый, манерно-натужный (М.Горький) язык романа (с новообразованиями типа «базынить» и нутряными пейзажами наподобие: «Земля томилась, как баба, вышедшая из горячей курной избы»), натуралистическая грубость многих сцен, перенасыщенность персонажами и калейдоскопичность повествования, акцент на «докультурном», «животном» начале в естественном человеке из народа.

Пророческим оказалось опасение Горького, активного участника острой полемики начала 1930-х годов вокруг "Брусков", выросшей в одну из самых значительных в истории советской литературы «дискуссию о языке», относительно «неспособности» или «нежелания» учиться их самобытного автора. Роль литературного вождя, члена правления Союза писателей СССР с 1934, депутата Верховного Совета СССР с 1946 и руководителя одного из крупнейших советских литературно-публицистических журналов хотя и не исказила, судя по ряду воспоминаний, доброй и по-своему порядочной натуры Панферова, оказавшего поддержку многим литераторам и не запятнавшего себя доносительством даже в самые провокационные годы, но и не способствовала совершенствованию его художественного мастерства.

Поверхностная описательность, лозунговая риторика, ходульность образов, сюжетный мелодраматизм и фабульная неправдоподобность, частично проявившиеся уже в "Брусках", а также стилистические бесцветность, «клишированность» и неряшливость стали характерными признаками большинства последующих произведений Панферова, неизменно конъюнктурно-злободневных и отвечавших каждому зигзагу «генеральной линии».

В 1924-1931 гг. Панфёров редактировал «Крестьянский журнал». С 1931 года — главный редактор журнала «Октябрь». Был снят с поста на 3 года в 1954-1956 годах — за публикацию критической рецензии П. П. Вершигоры.

Член ВКП(б) с 1926 года. В 1941 году исключался из ВКП(б) за отказ выехать на фронт в качестве военного корреспондента. Панферов написал Сталину, ссылаясь на болезнь, на то, что он человек невоенный и т. д. Это письмо и послужило поводом для исключения.

Из воспоминаний Александра Афиногенова:

"Он теперь ходит, как помешанный, не знает, что делать. Написал второе письмо Сталину. Ждет сам не свой... Уже люди его сторонятся, уже тыкают пальцами и радуются."

В годы Великой Отечественной войны Ф.И. Панфёров в качестве корреспондента "Правды" часто бывал на Урале. Под впечатлением этих поездок у него возник замысел романа о трудовом героизме строителей и рабочих оборонного предприятия, эвакуированного в небольшой уральский городок. Местом событий писатель выбрал Миасс, где в годы войны жила с матерью и младшим братом его жена - писательница А.Д. Коптяева.



Первоначально семья жила в небольшой комнате на ул. Березовской, 10. В мае 1944 г. Ф.И. Панфёров и А.Д. Коптяева получили отдельную квартиру на ул. Свердлова, 28. Здесь писатель жил и работал в перерывах между командировками по заданию "Правды".

Сотрудничал в миасской «Рабочей газете»; опубликовал очерк «Автомобиль сходит с гор», повествующий о торжественном пуске УралАЗа. Неоднократно бывал в Челябинске. В июле 1942 г. встречался с журналистами в редакции газеты «Челябинский рабочий», во время которой рассказывал о беседе советских писателей с И. В. Сталиным, о войне. В октябре 1942 г. побывал на ряде предприятий города Челябинска, выступал с докладом «Война и люди».

В Миассе им был создан ряд очерков из цикла "Люди Урала", опубликованных в центральных газетах и журнале "Новый мир". Позднее они вошли в роман "Борьба за мир", удостоенной Государственной (Сталинской) премии СССР.  Этот роман был первым из трилогии о Великой Отечественной войне и послевоенном строительстве «Борьба за мир» (1945—1947), «В стране поверженных» (1948), «Большое искусство» (1954).

В декабре 1944 г. Ф.И. Панфёров возвратился в Москву.

Развитие сельского хозяйства в послевоенные годы — в центре трилогии «Волга-матушка река» (романы «Удар» (1953), «Раздумье» (1958) «Во имя молодого» (1960)). Автобиографическая повесть «Родное прошлое» (1956).

Депутат Верховного Совета СССР 2-5 созывов с 1946 года. Лауреат двух Сталинских премий (1948, 1949).



Ф. И. Панфёров умер 10 сентября 1960. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 8).

Дом в Миаасе, где жил Панфёров в 1944 г. снесён. На этом месте построен частный коттедж.



Фото 2012 г.

Источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Панфёров,_Фёдор_Иванович;
Коптяева А.Д. О самом дорогом.//В кн.: Фёдор Панфёров. Воспоминания друзей. М., 1977, с. 144-156;
Морозов В.В. Фёдор Панфёров в Миассе//Миасский рабочий, 1960, 27 ноября;
Морозов В.В. Влюблённый в Урал//Миасский рабочий, 1960, 20 сентября;
Писатель Панфёров в Миассе//Рабочая газета, 1942, 5 апреля;
Шмаков А.А. Письма из Лозанны: Литературоведческие очерки. Челябинск, 1980, с. 128-134;
http://chel-portal.ru/enc/Панфёров_Федор_Иванович;
Материалы Свода памятников истории и культуры РСФСР. Челябинская область. М., 1986.


Tags: Коптяева, Миасс, Панфёров, Челябинская область, объект культурного наследия, утраченное
Subscribe

  • Здание Госбанка

    Здание Госбанка, г. Челябинск, ул. Елькина, 47/ул. Ленина, 58 -объект культурного наследия местного (муниципального) значения (1910-1912).…

  • Старый квартал

    Квартал старых домов между улицами Российской, Миасской, Красноармейской и Нагорной оказался последним в Челябинске относительно нетронутым за…

  • Арка на площади: проход без проезда

    Омский эксперт Удина в очередной раз показала свою продажную сущность, одобрив недопроект явных врагов культурного наследия Челябинска — неких…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments