yuvlatyshev (yuvlatyshev) wrote in arhistrazh,
yuvlatyshev
yuvlatyshev
arhistrazh

Categories:

Усадьба Осипова

Здание, в котором в апреле-июне 1918 и в августе-ноябре 1919 г. работал А.Е. Карташев (Усадьба Осипова), г. Троицк, ул. Октябрьская, 83 - объект культурного наследия регионального значения.



2017 год. Фото Дмитрия Белоусова





Местонахождение: г. Троицк, ул. Октябрьская, 83

Усадьба купца А.И. Осипова построена в 1880 г.

Два поколения Осиповых сделали для Троицка очень много. Отец Александра Ивановича принял участие в строительстве Гостиного двора и торговых рядов, он построил здание, где располагалось Управление таможни, затем Городская управа, а в советское время главпочтамт (напротив музея).

Троицкий купец Александр Иванович Осипов владел бойней, салотопней, а также кожевенным заводом и занимался хлеботорговлей. Кроме бизнеса он активно занимался общественной деятельностью: был членом городского Общества любителей садоводства и, как уже говорилось, почётным блюстителем 5-го приходского училища, членом попечительского совета женской гимназии, многолетним гласным (депутатом) Городской думы и т.д. Дома, принадлежавшие троицким Осиповым, украшают  город; как вспоминали уже в советское время старожилы: здание, где «горком комсомола, строил Осипов, а потом продал его Сибирскому банку». Александр Иванович в 1893 г. на месте первой городской больницы построил новое 2-х этажное здание и продал филиалу «Сибирского банка» (угол ул. Ленина и Климова).

Здесь речь идёт об отделении Сибирского торгового банка, основанного в 1872 г. в Екатеринбурге (с 1904 г. правление в Петербурге) и занимавшегося, в основном, кредитованием торговли, горной промышленности и транспорта Урала и Сибири. Вот, что пишут специалисты об этом здании, гармонично вписавшемся в ансамбль современной Центральной площади: «Его угол, выходящий на площадь, срезан и превращён в своеобразный портал с фронтоном и ажурным балконом. … В простенках окон помещены «романского» типа колонки. Два этажа отделяются друг от друга раскрепованными тягами-бегунками. В оформлении карнизов присутствуют мотивы древнерусского зодчества. Над карнизом расположен парапет в виде каменных столбиков, между которыми вьются кованые решётки».

Он первый организовал в 1890 г. в Троицке Вольное пожарное общество. До революции Троицкий уезд жил за счет торговли и таможенных сборов. За благоустройство и создание условий для троичан отвечало городское общество, в которое входили местные купцы. После столыпинской аграрной реформы в процветающие и сытые земли Южного Урала потянулись люди из разных уголков страны, особенно много переселенцев прибыло из Малороссии и Мордовии. Троицк рос и застраивался. Перед городским обществом встал вопрос обеспечения пожарной безопасности, так как существовавшая на тот момент противопожарная служба слабо справлялась с этой задачей. Александр Осипов предложил создать Вольное пожарное общество. Инициативу купца поддержала общественность, газетчики восторженно писали «…мысль г. Осипова откликнулась немедленно в сердцах отзывчивых на всякое добро». На собранные состоятельными горожанами средства были куплены машины, инструменты и инвентарь. Для эффективного управления обществом в 1898 году выписали брандмейстера Александра Крупина из Петербурга.

Как писала губернская газета, «до открытия этого общества городской обоз находился в плохом состоянии и был недостаточен при серьёзных пожарах. Городское же правление совершенно не заботилось о приобретении машин и вообще об увеличении обоза, отзываясь тем, что всё, что ассигнуется думой на пожарный обоз расходуется на служащих, лошадей и ремонт; поэтому мысль г. Осипова откликнулась немедленно в сердцах отзывчивых на всякое добро. Был составлен подписной лист для первоначального составления капитала на приобретение машин и инструментов. Подписка была сочувственно принята и выразилась в следующем. Подписали: А.И. Осипов 200 р., А.Ф. Труев 200 р., «Торговый Дом бр. Яушевых» 200 р., Ф.Ф. Ботов 200 р., И.Н. Зарубин 100 р., СПб. Кº «Надежда» 100 р., К.Н. Меркурьев 100 р., Росс. общ. учрежд. в 1827 г. 100 р., И.В. Лебедев 50 р., В.А. Афанасьев 50 руб., М.И. Кутузов 50 р., В.А. Зобнин 50 руб., Д.П. Радеев 50 р., Т-во бр. Покровских 50 р., Овсянников и Ганьшин 50 р., Г.Ф. Уразаев 50 р., стр. общ-во «Россия» 50 р., от мещан собрано мещанским старостой 55 р., от П.И. Воронкова 50 р., В.А. Берёзкина, Н. М. Ковалёва, А.П. Лорец, Е.И. Сенокосова, Я.Л. Зуккер, Ф.И. Дмитриева, М.В. Мельникова, К.С. Сыромятникова, В.Н. Першина, Н.В. Сучкина по 25 р., М.И. Талигина, С.В. Ярославцева, П.В. Кокорева, В.И. Зарубина, А.Х. Яушева, А.Г. Тумакова, И.Г. Тумакова по 10 р. и разными лицами от 5 до 3 р. – 87 руб. Итого подписка дала 2012 руб.». Нетрудно заметить, что из физических лиц деньги вносили самые состоятельные троичане, которым было, что терять в случае такого страшного бедствия как пожар. Впрочем, это как раз тот случай, когда частный интересы послужили общественному. 30 апреля 1891 г. министр внутренних дел утвердил устав Троицкого вольного пожарного общества, а 19 июля того же состоялось первое заседание ВПО под председательством городского головы Ф.И. Дмитриева. На этом заседании было выбрано Правление во главе с А.И. Осиповым. Начальниками отрядов стали: трубного – Д.В. Кузнецов, водоснабжения – И.В. Сучкин, лестничного – А.П. Лорец, охранного – П.В. Кокорев, кассиром – А.Ф. Труев. Примеру Троицка вскоре последовали соседние города. В Челябеучредительное собрание пожарного общества состоялось 1 июня 1897 г., а через год, 17 мая 1898 г., было принято решение об открытии Вольного пожарного общества Оренбургской губернии. Обоз Троицкого ВПО  в первый год своего существования состоял из семи бочек, багрового хода (повозка для транспортировки инструментов) и двух машин (нагнетательных насосов) заводов: Прокопьева из Екатеринбурга и Листа из  Москвы. Надо сказать, что пожарные краны и насосы, выпускаемые на предприятиях Густава Ивановича Листа (родился в 1835 г. в Берлине), считались лучшими в России. Благодаря неустанным заботам Осипова, ВПО через 10 лет имело: 6 пожарных машин, а именно: 1) завода Листа с 6 цилиндрами, на ходу, стоимостью 663 руб.; 2) того же завода, гидрофор (гидроаккамулятор), со «скородоступными клапанами и цилиндрами в 51/4 дюйма» - 570 руб., 3) такой же гидрофор – 570 руб., 4) Завода Урлауб (Петербург), цилиндрами в 51/2 дюйма  – 740 руб.,  5) завода Лангензипена (Петербург) – основного соперника Листа, с 5-ю цилиндрами – 535 руб., 6) Прокопьева (Екатеринбург), с цилиндрами в 51/4 дюйма – 453 руб, Согласно инвентарной ведомости, общество располагало 17-ю бочками на ходу, в 584 руб., багровый ход с войлочными щитами, лестницами, вёдрами и топорами – 160 руб., 3 баками для воды вместимостью 1500 ведер, поставленными на Гимназической площади. Накачивание воды в них производилось ветряным двигателем «американской системы», сооружение которого обошлось в 1000 руб. Имелся навес для бочек в 310 руб., книг  и журналов было выписано на 25 руб. К 25 сентября 1899 г. стоимость инвентаря общества достигала 5610 руб., наличного капитала имелось 400 руб. Первые пять лет существования ВПО, имеющиеся машины (насосы) находились на подворьях у некоторых членов общества и во время пожаров вывозились ими на своих лошадях. Бочки же с водой вывозились частными извозчиками. В 1896 г. Троицкая городская управа уступила обществу центральную пожарную часть с прислугой и лошадьми, с этого времени машины и багровый ход ВПО находились там и вывозились на пожар на городских лошадях. «Бочки же, - как писала газета, - находятся во дворе Дома трудолюбия под навесом, построенным обществом и вывозятся извозчиками за плату: первых бочек по 1 рублю, вторых 50 коп. и последующих по 25 коп. Итак, если извозчик привезёт 3 бочки, то получает 1 р. 75 коп., 4 бочки 2 р.; такая плата оказалось вполне достаточной, так, что в случаях пожара извозчики нарасхват запрягают бочки, и во время пожаров воды всегда доставлялось много, что способствовало успеху быстро локализовать пожар. Вследствие вышеизложенного общество не обзаводилось ни лошадьми, ни прислугой. С 1891 года за время существования общества, т.е. за 81/2  лет расходу по поставке воды на пожары было до 400 руб.». Подвоз воды к месту возгорания контролировал начальник водоснабжения и его помощники, которые выдавали извозчикам отрывные талоны за каждую бочку. В первые годы существования ВПО общее руководство тушением пожара осуществлялось главным начальником и начальниками отрядов. В 1895 г. А.И. Осипов от должности главного начальника отказался по состоянию здоровью, вместо него был избран городской голова, 1-й гильдии купеческий сын Д.В. Кузнецов. Общество всё более нуждалось в профессиональном руководителе. 16 сентября 1898 г. из Петербурга в Троицк прибыл брандмейстер Алексей Григорьевич Крупин. Он был выписан городским правлением, по рекомендации князя Львова, для заведования городским пожарным обозом. Александр Дмитриевич Львов был известен тем, что на личные средства организовал и содержал образцовую пожарную дружину в Стрельне (под Петербургом). Учебный процесс в ней поставлен на серьёзную основу, с глубоким изучением основ пожарного дела. Фактически, дружина в Стрельне стала первой в стране школой по подготовке брандмейстеров, поэтому ее выпускников охотно брали на замещение этих должностей в профессиональных городских частях и добровольных дружинах.  13 мая 1894 г. князь Львов сменил на посту Председателя совета Российского пожарного общества графа Шереметьева и почти четверть века  возглавлял Российское пожарное общество. Учитывая всё это, Троицкое вольное пожарное общество на общем собрании от 29 апреля 1899 г. решило принять на свой счёт часть содержания городского брандмейстера с тем условием, что он будет следить и за обозом ВПО. Через год в составе Троицкой пожарной (профессиональной) команды числились: брандмейстер – 1, помощник брандмейстера – 1, пожарных служителей – 31,  лошадей – 23, машин – 18, ходов под машины: летних – 10, зимних – 8, ходов под бочки: летних - 23, зимних - 10,  пожарные были снабжены также баграми, ухватами, ломами, топорами, лестницами (в т.ч. раздвижными), веревками, щитами, черпаками, ушатами и бочками. В то же время в Обществе было 70 «действительных членов» и 50 человек «охотников». Первые платили взносы (5 руб. в год) и имели право голоса на собраниях ВПО, охотники (добровольцы) имели только совещательный голос. В тушении пожаров и те и другие участвовали на равных. Кроме «главного начальника» Д.В. Кузнецова, в правление Общества входили почётные члены А.И. Осипов и Ф.Ф. Батов, а также начальники отрядов: трубного - В.А. Берёзкин, лестничного - А.П. Лорец, водоснабжения - В.В. Мельников, охранного - П.В. Кокорев и кассир С.А. Чернышев. Начальники имели помощников, которые потом заместили своих предшественников. Так, в 1912 г. председателем и главным начальником вольно-пожарного общества был П.Е. Степанов, казначеем - И.Д. Радеев, начальником лестничного отряда – Э.Э. Вейсберг, трубного – В.Н. Першин, охранного – А.А. Лебедев, водоснабжения – Л.Г. Зарубин. Эффективность действий троицких пожарных, как казённых, так и общественных существенно выросла после создания «Троицкого городского общества взаимного от огня страхования» (ТГО). Учреждено оно было 20.01.1912 г., в том же году вошло в «Российский союз обществ взаимного от огня страхования» (созданный в 1904 г.).   ТГО оплачивало доставку воды населением для тушения пожара, награждало премиями добровольцев «за скорейшее прибытие на пожар», выдавало ссуды городской управе на приобретение пожарного оборудования и субсидировало Троицкое вольно-пожарное общество (являясь его коллективным членом). Городские власти участвовали в деятельности ТГО через своих представителей в его правлении. В 1912 г. председателем правления ТГО был избран И.Д. Радеев, членами – А.П. Бобылев (казначей), Е.А. Белов, А.А. Лыкасов, М.А. Протасов, З.Х. Рахманкулов-Загиров, И.М. Успенский; кандидатами в члены правления: П.Е. Никифоров, М.И. Протопопов, А.-Д. М. Хаиров; председателем наблюдательного комитета – Н.П. Русяев, члены наблюдательного комитета: Г.М. Ахмаров (от городской думы), В.В. Мельников, Г.Д. Радеев; кандидатами – И.А. Атюшев, В.И. Безносов и Н.Н. Васильев (от городской думы), а также В.И. Бобылев, Ш.Х. Курбангалеев; председателем ревизионной комиссии – А.В. Русанов, членами - А.П. Лорец, Ф.А. Назаров, кандидатами – В.В. Аксарин, П.И. Баландин, М.В. Ибрагимов. Поскольку председатель ТГО И.Д. Радеев одновременно являлся казначеем вольно-пожарного общества, можно сделать вывод, что общество взаимного от огня страхования являлось как бы филиалом ВПО, финансовым элементом его структуры. При этом вся его деятельность была абсолютно прозрачной, ежегодные и очень подробные отчеты, напечатанные в типографии «Энергия», высылались всем членам ТГО. Доверие к Обществу было настолько велико, что горожане продолжали заключать страховые договоры с ним даже в ноябре-декабре 1917 г. Всё это заметно повлияло на состояние пожарной охраны Троицка. Накануне Октябрьской революции город имел 4 профессиональные пожарные команды (всего 115 чел.), располагавшиеся в разных частях города, каждый участок был телефонизирован:

-1-я пожарная часть, тел. №51, располагалась по ул. Нижегородской, 46 (на углу с Артемьевским пер.);
- 2-я, по ул. Толстовской, 55, тел. №52 (на Михайловской площади, возле Окружного суда);
- 3-я, по ул. Нижегородской, 107, тел. №53 (на углу Петровского пер.);,
-4-я, за р. Увелькой, в Заречной Слободе, тел. №54.

Поскольку водоснабжение производилось из рр. Уй и Увелька  (водопровод в городе появился только в 1929 г.) возле каждой части были вырыты колодцы и сооружены большие деревянные ёмкости с запасом воды. Вначале они заполнялись вручную, позже возле них установили нагнетательные насосы. Общий объём 4-х баков составлял 5 тыс. ведер (60 тонн), что по тем временам было вполне достаточно. В это время над страной уже начинал разгорался  пожар гражданских усобиц, в огне которого исчезла прежняя, привычная жизнь. Общественные организации, в т.ч. Вольное пожарное общество, были распущены, либо распались.

В 1914 г. А. Осипов около мужской гимназии (по ул. Володарского) построил 2-х этажную гостиницу, но проявляя патриотизм, передал ее под богадельню. Более того, в годы 1-й Мировой войны у себя в усадьбе он устроил лазарет на 50 коек (ул. Октябрьская 83).

В 1919 г. Осипов А.И. покинул Троицк навсегда с отступающей армией Колчака.

В 1918-1919 гг. в здании работал Александр Карташёв — командир первого Красного казачьего полка им. Стеньки Разина.



Александр Ермолаевич Карташёв родился 6 июля 1892 года в поселке Тарутинском Михайловской станицы 3 военного отдела Оренбургского казачьего войска (ныне село Тарутино, Чесменского района Челябинской области). Родителями его были Ермолай Степанович и Марфа Васильевна Карташовы. Семья, как и обычно у казаков, была многодетной. В том же поселке Тарутинском нормой считалось иметь 6-8 детей. При регистрации и обряде крещения местный священник Михаило-Архангельской церкви Филипп Юстов указал фамилию отца как Картышеёв, видимо, просто по фонетическому звучанию. И до сих пор она в различных написаниях звучит то Карташов, то Карташёв.

Ермолай Степанович помимо работы на земле и содержания хозяйства был пимокатом. По воспоминаниям земляков, зажиточной семья Карташовых не была, но и особо не бедствовала. В родном поселке Александр закончил казачью народную школу. Рос крепким, трудолюбивым, с решительным характером. С ранних лет трудился, уверенно держался в седле, как говорится, вышел и ростом и статью.

Осенью 1908 года на озере после появления чуть окрепшего льда трое тарутинских мальчишек, под которыми лед не выдержал, оказались в воде. Спас их 16 летний Александр и по представлению поселкового и станичных атаманов был награжден медалью «За спасение погибавших». Когда подошло время служить, Александр Карташов был определен в лейб-гвардии сводно-казачий полк – гвардейский полк императорской армии. Полк представлял из себя сводное подразделение из нескольких казачьих войск России, где из оренбуржцев формировалась 2 оренбургская сотня. Призванный накануне первой мировой войны, Александр Карташов с августа 1914 года принимает участие в боевых действиях на Северном, Западном и Юго-Западном фронтах, был ранен, отмечен за личную храбрость Георгиевским крестом 4 степени. Окончил учебную команду и дослужился до чина вахмистра. Лейб-гвардии сводно-казачий полк до войны нес службу особую – ему доверялась охрана императора и членов его семьи. Служба в нем считалась очень почетной, многие казаки этим искренне гордились. Во фронтовых условиях, когда полк перебрасывали с направления на направление, по воспоминаниям сослуживца и будущего соратника по полку Степана Разина Д.Тарасенкова «брожение среди рядовых казаков усилилось. В полку уже открыто заговорили об измене и предательстве, а действовавшие до этого подпольно большевики сумели направить наше возмущение по правильному руслу. К февралю 1917 года бывший лейб-гвардии его величества полк был одним из самых революционных в действующей армии» («Партизанской дорогой, Свердловск, 1958 г., воспоминания Тарасенкова). Но только ли пропагандой большевиков и неудачами на фронте можно объяснить революционную настроенность Александра Карташёва?

В начале 20-х годов ХХ века в опубликованных в Троицкой газете «Слово красноармейца» статьях он вспоминает и то время, когда якобы было «вольное казачество»: «…Громкие фразы верхов об этой вольности, а на самом деле казак был закабален так же, как и другое население, если в некоторых случаях не более. Собираясь на службу, казак обязан был явиться в собственном обмундировании, с конем и снаряжением, даже вооружением (шашка), что тяжело сказывалось на хозяйстве казаков. Это могли вынести только зажиточные, среднее казачество разорялось. Если отец отправлял на службу двух или трех сыновей, то совершенно разорялся и шел в работники, бедняки-казаки попадали в кабалу.

Подрастающего малолетка, вместо того, чтобы учить грамоте, общество отдавало в работники, где он трудился с 14-15 лет и до службы должен был заработать столько, сколько ему нужно для заведения лошади, седла и обмундирования. При найме его воли не спрашивали, а закабаляли без разговоров, если до службы не мог заработать всего, что нужно, продавалось с торгов все то, что имелось в семье, в противном случае за него платило общество, и по приходу из полка он обязан был пополнить внесенную за него сумму, или продавалась лошадь, на которой он служил, или опять нанимался в работники. Кроме того, у казачества было очень много других расходов – на содержание школ, атаманов, писарей, чистку дорог, подворную повинность и т.д. Это в целом тяжелым бременем ложилось на плечи казаков. Вот какими «прелестями» владело казачество. Из всего этого видно, что от вольности казаков оставались только слова, а настоящей вольности не было и в помине. Забитость, раболепие перед атаманами и офицерами доходили до чудовищных размеров…».

И такие настроения, несомненно, имевшие под собой почву, особенно распространены были среди беднейших слоев казачества и казаков-фронтовиков, оторванных от родных станиц и хозяйств, поверивших в идеалы равенства и братства. Совсем не случайно и сослуживец Карташова по лейб-гвардии сводно-казачьему полку, казак Ключевской станицы, Дмитрий Тарасенков стал вначале сотником, а затем и командиром «Красного казачьего полка имени Стеньки Разина». Сотниками (командирами сотен) в Разинском полку были и другие сослуживцы лейб-гвардейцы – Е.П. Ершов (станица Кособродская), А.Ф. Пасынкеев (станица Дуванкульская), Н.Д. Томин из Усть-Уйской станицы, воевавший в составе 1-ой Оренбургской казачьей дивизии.

После февральской 1917 года революции и прихода к власти Временного правительства почти во всех армейских частях стали создаваться полковые комитеты. В сводно-казачьем полку Карташёв А.Е. избирается вначале секретарем, затем председателем сотенного комитета 2-ой оренбургской сотни. К июлю 1917 года – он уже председатель полкового комитета солдатских и казачьих депутатов всего полка. За революционную деятельность, по некоторым данным, Войсковое правление ОКВ лишало Карташёва звания казака ОКВ с поражением в правах иметь земельный надел в поселке Тарутинском.

9 марта 1918 года в г. Троицке Карташёв добровольно вступил в Красную Армию, а 5 апреля – в РКП(б). Стал членом уездного Троицкого исполкома «рабочих, крестьянских, казачьих и мусульманских депутатов».

Александру Ермолаевичу поручили руководить отделом уисполкома по формированию и обучению частей красноармейцев. Понимая значение боевого опыта, зная о поддержке части казачества идей Советской власти, Карташёв выступает за формирование казачьих красных частей. Но, как и в Оренбурге, идеи его воспринимаются с настороженностью. К этому времени часть казаков пошла за Дутовым, часть за большевиками, но основная масса оставалась нейтральной.

После апреля 1918 г. и налета на Оренбург отряда войскового старшины Лукина, устроившего в городе резню красноармейцев и членов их семейств, позиции «красных» и «белых» ужесточились, началась в более кровавом и жестоком размахе трагедия Гражданской, где казаков не могли оставить нейтральными ни первая сторона, ни вторая.

И все же, Карташёву с соратниками удается убедить сомневающихся, что без маневренных казачьих частей красноармейцы не устоят перед белоказаками. Конец мая и начало июня 1918 г. проходит в подготовительных действиях. И, наконец, 6-7 июня Чрезвычайный съезд советов Троицкого уезда принимает решение о записи добровольцев казаков-фронтовиков и поручает казачьей секции приступить к созданию двух кавалерийских казачьих полков. На заседании секции бывшего лейб-гвардейца Карташёва назначают командующим казачьими силами округа и командиром 1-го Оренбургского Красного казачьего полка имени Стеньки Разина. Четыре сотни полка получили своих командиров А.Ф. Пасынкеева, Д.А. Тарасенкова, Е.П. Ершова, Н.Д. Томина. Помощником командира стал его земляк, также вернувшийся с фронта, воевавший в составе 26 отдельной сотни, Семен Илларионович Ловчиков.



4 августа 1919 г. Троицк. Парад полка им Стеньки Разина

Четырехсотенный полк сформировали в рекордные сроки – диктовала обстановка. Формировался полк на основе т.н. станичных дружин, созданных казаками-фронтовиками, их так и называли Качкарская дружина, Соколово-Уйская, Бобровская, Бородиновская, Берлинская, казаки-добровольцы называли себя «боевиками».

Второй полк сформировать полностью не удалось из-за резко изменившейся обстановки, наступления дутовцев и как тогда именовали в документах «Белочехословацкого мятежа».

Боевое крещение полк имени Стеньки Разина получил под поселком Бобровским. Впервые казаки шли против казаков. Белые были застигнуты врасплох – они сами готовились к нападению на Троицк. Было и еще несколько успешных для полка боев. Однако уже 17 июня инициативу полностью захватили противники Советской власти, Троицк стали окружать белоказаки. Знаменитый Троицкий меновой двор был тем местом, где отступив от штаба (ныне горвоенкомат г. Троицка) командиры полка приняли решение отходить в сторону Верхнеуральска, где в это время контролировали обстановку полки красных казаков и отрядов Ивана Дмитриевича Каширина. Объединенный Верхнеуральско-Троицкий отряд стал отходить с боями в район Белорецкого и Тирлянского заводов, с надеждой получить помощь рабочих. Под Белорецком произошло одно из кровопролитных сражений. Отряд пополнился добровольцами белорецких рабочих.

Кроме «разинцев» и «каширинцев» в его составе были красноармейцы бывшего 17 сибирского, а ныне Уральского полка, рота, сформированная из пленных мадьяр. Полк Разина участвовал в беспримерном походе по тылам белых в составе соединения братьев Кашириных и Блюхера, который назвали легендарным рейдом.

Бои против Врангеля и Махно, возвращение в г. Троицк, где на съезде Советов Карташова избирают заместителем председателя уисполкома. С осени 1921 г. – Карташов в Дальневосточной Республике, комбриг, командир Забайкальской кавалерийской дивизии, соратник В.К. Блюхера. Через год он уже в Закавказье, где командует войсками частей особого назначения (ЧОН).

Александр Карташёв — человек, который в голодные 1920-е годы спас не одну сотню жизней. Он обеспечивал население продовольствием вопреки разнарядкам губернского комитета. Александр Ермолаевич поработал в Троицке военкомом Троицкого округа (1923 г.), затем комиссаром оренбургского военного округа, в 1920-1930 годы – заместителем начальника штаба 6 и 4 корпусов, руководит отделами в штабах приволжского и Закавказского округов.

За огромные заслуги перед республикой ВЦИК награждал Карташёва орденом Красного Знамени, неоднократно серебряными и золотыми часами, именным оружием.

Был он талантлив, хорошо владел пером. Как первый командир полка им. Разина работал над созданием его истории. В романтическое революционное время «разинцы» воевали не за награды, но позднее, когда революционные заслуги стали учитываться, Карташов неоднократно обращался с рапортами к командующим, предлагая представить к боевым наградам дорогих ему сердцу «разинцев», подписывая и составляя наградные документы. Зрелый и опытный командир, он прошел обучение в Академии им. Фрунзе, поддерживал связи с земляками, помогал попадавшим под раскулачивание родственникам. В 1937 году по ложному обвинению в участии в контрреволюционной антисоветской казачьей организации его арестовывают в Грузии. Шансов выжить у него не было – осудили всех героев Гражданской - Блюхера, братьев Кашириных, Ловчикова, десятки других. 3 декабря 1937 года по решению Особого совещания его казнили. Под репрессии попали и тарутинские родственники. Прошло почти двадцать лет, когда надуманные обвинения были сняты, а честное имя восстановлено.

В советское время в здании располагались уездный исполком, городская и районная прокуратура.

В начале 2000-х гг. здание было брошено и разрушалось, но в 2016 г. владелец туристической компании «Корас-тур» Александр Ерахтин купил здание и начал реконструкцию. В дворовых постройках усадьбы располагается жактовский дом.



2013 год. Фото Дмитрия Белоусова



2014 год. Фото Дмитрия Белоусова



2015 год. Фото Юрия Латышева







2017 год. Фото Дмитрия Белоусова





Интерьеры дома. 2015 год. Фото Юрия Латышева






Задние фасады и дворовые постройки. 2015 год.  Фото Юрия Латышева











2017 год. Фото Дмитрия Белоусова






Ноябрь 2017 года Фото Юрия Латышева.










Источник: Завершинский Владимир Иванович "Очерки истории Тарутино". Москва, 2008

Материалы и фотографии для описания этого объекта культурного наследия предоставлены троицкими краеведами Дмитрием Белоусовым и Рауфом Гизатуллиным.

Tags: Троицк, объект культурного наследия
Subscribe

  • Нерешающий или нерешительный совет

    Сегодня состоялось заседание научно-методического совета при госкомитете охраны ОКН Челябинской области. Впервые с ноября 2018 года! К сожалению, из…

  • Старый квартал

    Квартал старых домов между улицами Российской, Миасской, Красноармейской и Нагорной оказался последним в Челябинске относительно нетронутым за…

  • Арка на площади: проход без проезда

    Омский эксперт Удина в очередной раз показала свою продажную сущность, одобрив недопроект явных врагов культурного наследия Челябинска — неких…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment