yuvlatyshev wrote in arhistrazh

Categories:

Здесь учился Борис Ручьев

Сегодня утром мне прислали «В контакте» вот такое сообщение:

«Здравствуйте, Юрий! Опять к вам за помощью. Эти чиновничьи твари (не могу я назвать их людьми) замыслили уничтожить одну из исторических визиток Троицка - здание городского училища. Прочитал новость сейчас и слов нет. Отдали участок с обязательством сноса. Это же не избушка. Если это не наследие, то я не знаю, что им является. Четверть наследия в руинах, четверть уже под бульдозером. И допотопным зданиям в Троицке уж очень не везёт.»

Эмоциональное сообщение последовало после публикации фотографий в группе «Троицк» (соцсеть «В контакте») под названием  «Похоже, бывшее городское училище обретает новую жизнь.»

Февраль 2018 года. Презентация Д. Белоусова (г. Троицк)
Февраль 2018 года. Презентация Д. Белоусова (г. Троицк)

Это здание до 2018 года было под охраной государства и входило в перечень выявленных объектов культурного наследия. Но по заказу некой компании ООО «Альма» (454077,  г. Челябинск, ул. Мамина, д. 11, оф. 212) продажный  «чёрный» омский эксперт Сафаров сварганил совершенно халтурную экспертизу с рекомендацией об исключении этого здания из перечня охраняемых. 

Я тогда ещё был заместителем председателя общественного совета при госкомитете охраны ОКН Челябинской области и при поддержке большинства членов совета и троицких краеведов подготовил протест по акту экспертизы Сафарова:

Решение эксперта М.Ю. Сафарова о нецелесообразности включения объекта в реестр обосновывается якобы отсутствием его историко-культурной ценности. Эксперт также утверждает, что историко-культурная ценность объекта (предмет охраны) отсутствует, так как с градостроительной позиции здание не является сколько-либо важным композиционным элементом, поддерживающим исторически сложившуюся в дореволюционный период пространственно-планировочную ткань города. Эксперт мотивирует своё решение ещё и тем, что в архитектурно-художественном отношении здание не представляет ценности, а объемно-пространственное и композиционное решение здания в целом неуравновешенно и дисгармонично, при визуальном восприятии вызывает дискомфорт. Особенно странен вывод эксперта о том, что историческая и мемориальная ценность здания документально не подтверждаются. 

Следует обратить внимание на несоответствие описания объекта и выводов экспертизы. В частности, в описании указано, что здание фиксирует перекресток улиц, т.е. играет именно градостроительную роль, что отрицается в выводах. Отмечено, что разность объемов зданий обусловлена функциональными причинами, при этом оба здания имеют единое решение в материале, декоре и стиле, вероятно их одновременное или близкое по времени возведение, т.е. здания решены в ансамбле, что никак не может вызывать дискомфорта при восприятии (сама по себе такая формулировка недопустима, т.к. является субъективным оценочным суждением, а не научно обоснованным выводом). Отмечено, что стилевая принадлежность здания - эклектика, т.е. здание является характерным примером общественного сооружения эпохи эклектики, что уже является ценным. Лаконизм его облика (при этом описание композиционного и декоративного решения - на три страницы) является также примером решения такого типа здания как учебное заведение, которое подразумевает лаконизм и строгость, и в данном случае лаконизм - не минус, это не купеческий особняк, а плюс - т.к. показывает тип здания. Эклектика подразумевала принцип "умного выбора", т.е. декоративного решения в соответствии с типологией здания, для облегчения визуального разделения элементов усложнившейся городской среды, и это - принципиальная вещь для эклектики, возникшей на противопоставлении классицизму, где с колонными портиками и ордерным декором решались все типы зданий, включая бани и т.п. Это вообще-то элементарные "учебные" познания для историка архитектуры. Т.е. характерный пример эклектики и с точки зрения подхода к архитектурно-декоративному решению, а не только с точки зрения архитектурных деталей.

Я считаю, что эксперт Сафаров выполнил экспертизу формально. Автор ГИКЭ не понимает значения этих зданий для города Троицка. Он даже не упомянул. что в первом высшем городском училище работал инспектором (в современном понимании - директором) историк, этнограф, писатель А.И. Кривощёков (отец поэта Бориса Ручьева) и 2 года учился сам Б. Ручьев. Кроме того, это здание очень хорошо вписывалось и будет вписываться (после восстановления) в архитектурный ансамбль улиц Троицка.

Эксперт ссылается на работы Р. Гизатуллина, не находя в них подтверждений исторической и культурной значимости рассматриваемого объекта. Между тем, именно в публикациях Р. Гизатуллина, а также в статьях энциклопедии «Челябинская область» чётко показана историко-культурная ценность этого здания. Вот отрывок из основной работы Р. Гизатуллина, посвященной городским училищам:

«В последней четверти века в Казанском (самостоятельный Оренбургский был образован в 1875 г.) учебном округе, в т. ч. и в Троицке, расширялась сеть начальных школ. Основным их типом согласно «Положению о городских училищах ведомства Министерства народного просвещения» от 31.05.1872 г. являлись городские училища, пришедшие на смену уездным училищам…

В начале XX в. Троицк имел два таких училища, оба они были мужскими: Первое двух-, позже (с 1.07.1898 г.) - трехклассное, созданное 17.08.1882 г. путём преобразования уездного училища, и, открытое в 1907 г., «Второе городское четырехклассное и при нём рукодельный класс». Первоначально обе школы размещались в домах, арендованных городом у частных собственников…

В 1898  г., одновременно с изменением статуса, школа получила, наконец, собственное здание. Оно было построено из кирпича на углу Оренбургской (Большой) улицы и Соборного переулка, на месте, принадлежавшем уездному училищу. Здесь долгое время был пустырь, а до того деревянная церковь и, как полагал Г.Т. Аманацкий, старинное кладбище, времён ещё Троицкой крепости. Фронтон (большей частью двухэтажной) школы украсила выложенная из кирпича надпись «городское училище». Здание с высокими потолками, большими окнами и широкими коридорами являлось образцом с точки зрения школьной архитектуры. 

Немалая заслуга в этом принадлежит Почётному Смотрителю Троицкого двухклассного городского училища. Им был «неимеющий чина» (формально это была должность 8 класса) 63-летний Василий Алексеевич Афанасьев (один из компаньонов Г. Яушева ещё по строительству Торговых рядов). В своё время он окончил Шадринское уездное училище, смотрителем трудился с 4.03.1893 г., причём бесплатно, без жалованья, за труды имел золотую медаль для ношения на Станиславской ленте. Василий Алексеевич не ограничивался заботами только о городском училище. Он, будучи членом городской управы, успел активно поучаствовать в деле открытия приходского училища с приютом, гимназии, был казначеем и, соответственно, членом Троицкого отделения Оренбургского епархиального училищного совета, а также входил в состав уездного тюремного отделения при губернском тюремном комитете.

В начале XX века должность заведующего школой стала называться – учитель-инспектор. С 1916 г. инспектором 1-го высшего начального училища служил надворный советник Александр Иванович Кривощёков. Родился он в 1882 г. в казачьей семье станицы Звериноголовской (ниже приводится рассказ его деда об учёбе в гарнизонной школе Звериноголовской крепости). Александр Кривощёков всю жизнь упорно учился - после станичной школы он получил образование в 2-классном городском училище, 4.02.1903 г. экстерном сдал экзамен на звание учителя начального училища в Омской гимназии, а 15.11.1908 г. успешно выдержал испытания в Семипалатинской гимназии на звание учителя уездного училища по истории и географии. В 1910 г. Кривощёков сдал аналогичный экзамен на звание учителя уездного училища по русскому языку в Петропавловском реальном училище, а в 1916 г. окончил учительский институт. До Троицка Александр Иванович успел послужить учителем-инспектором Звериноголовского четырёхклассного городского училища. Педагогическую деятельность Кривощёков успешно сочетал с историко-краеведческими исследованиями. Он занимался историей и этнографией оренбургского казачества, опубликовал множество работ, в 1914 г., в знак признания заслуг, был избран действительным членом Оренбургской учёной архивной комиссии (ОУАК). Как пишет челябинский историк В.С. Боже, начавшаяся революция заставила его обратиться к общественной деятельности, тем более, что Кривощёков являлся членом очень модной тогда партии эсеров, а с 1915 г. находился под негласным полицейским надзором. Весной 1917 г. он создал Совет казачьих депутатов в Троицке и в августе возглавил его, был редактором троицкой газеты «Казачья мысль», на страницах которой излагал свои взгляды по самым острым вопросам переживаемой эпохи, размышлял о судьбах казачества. Станичники, выразив доверие, в сентябре 1917 г. делегировали его на общевойсковой казачий круг и избрали председателем Круга. Позже – в ноябре его избрали депутатом Всероссийского учредительного собрания по казачьему списку. Естественно, власть большевиков А.И. Кривощёков не принял, в 1918 г. состоял в Комуче, в 1919 г. вошёл в Сибирскую областную думу. Будучи природным казаком, активно поддержал Дутова, в 1918–1919 годах даже служил начальником осведомительного отдела штаба Оренбургской (белоказачьей) армии. После разгрома Белого движения не смог уйти в эмиграцию. Драматические события в судьбе России заставили его, в поисках ответов, обратится к Церкви. Приняв сан, Кривощеков служил в церквях Лейпцигской и Звериноголовской станиц. Был арестован, после освобождения, во время раскола в русской православной Церкви, поддержал обновленцев. Преследования заставили его отказаться от священнического сана и уехать в Киргизию, где в 1930-х гг. он продолжил свою педагогическую деятельность и даже стал «Заслуженным учителем Киргизской ССР». Умер А.И. Кривощёков в г. Фрунзе (Бишкек) в 1957 г. 

Но большинству земляков во времена СССР Александр Кривощёков был известен как отец известного советского поэта, «певца Магнитостроя», Бориса Ручьёва (1913 – 1973). По документам получается, что Борис Александрович родился, в Еткульской станице. Однако, по словам самого поэта, матушка, Евгения Лаврентьевна (урождённая казачка, она тоже была учительницей) произвела его на свет в Троицке 2 (15 по ст. ст.) июня 1913 г., а в Еткуле, где служил отец, он был лишь крещён… 

Известно, что в первой половине 1920-х годов мальчик учился в Высшем начальном городском училище Троицка. Судя по всему, до 1924 г. он жил с родителями в служебной квартире при училище (в восточной части здания), которая по тогдашней традиции предоставлялась заведующим школой, как и дрова и керосин для освещения (ещё раньше свечи).

26 декабря 1937 г. молодой талантливый поэт Б. Ручьёв («…мы жгли золотые костры на рыжих каменьях Магнитной горы…») был арестован в Златоусте, а 28 июля 1938 г. был осуждён выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР на 10 лет лишения свободы по 58-й статье. Свой срок заключения наш земляк отбывал на полюсе холода, в якутском Оймяконе. Есть легенда, согласно которой Борис Ручьёв присутствовал при кончине Осипа Мандельштама, произошедшей 27 декабря 1938 г. (по новому стилю) в больничном бараке пересылочного лагеря под Владивостоком. Говорят, Осип Эмильевич умер на руках молодого коллеги по творческому цеху. По другой легенде, Ручьёв, находясь в лагерях, написал стихи, ставшие текстом песни «Ванинский порт» - гимна колымских зэка.»

Источники: Гизатуллин Р.Н. История здания городского училища//Газета "Регион", 22 октября 2015 г. №43 (981), С. 6; 

https://ru.wikipedia.org/wiki/Ручьёв,_Борис_Александрович;

Прокопенко З.Е. Ручьёв Борис Александрович//Челябинская область: энциклопедия. Т.5. Челябинск: Каменный пояс, 2006. С. 665;

Боже В.С., Шибанов Н.С. Кривощёков Александр Иванович//Челябинская область: энциклопедия. Т.3. Челябинск: Каменный пояс, 2004. С. 486.

Принимая во внимание вышеизложенное, я считаю, что мнение эксперта Сафарова об отсутствии у рассматриваемого объекта историко-культурной ценности, мягко говоря, ошибочно. В связи с этим решение эксперта о нецелесообразности включения данного объекта в государственный реестр совершенно необоснованно, и поэтому данную экспертизу необходимо отклонить, как формальную и низкокачественную.

Тем не менее, председатель госкомитета охраны ОКН ЧО А. Баландин проигнорировал наши доводы и одобрил экспертизу Сафарова.

Вскоре был издан приказ об исключении этого здания из перечня ВОКН.

Этот приказ в значительной степени повлиял на моё решение покинуть общественный совет. Может считать меня хвастуном, но в течение полутора лет (с декабря 2016 г. по май 2018 г.) совет активно действовал только благодаря моим усилиям. В течение последних трёх лет общественный совет существует лишь формально. 

Ориентировочно 2010-2011 гг. Фото: Ю. Хмелевская
Ориентировочно 2010-2011 гг. Фото: Ю. Хмелевская
Ориентировочно 2010-2011 гг. Фото: Ю. Хмелевская
Ориентировочно 2010-2011 гг. Фото: Ю. Хмелевская

По данным троицких краеведов и историков, здание не использовалось лет десять. Перед стадией заброшенности в нём располагался противотуберкулёзный диспансер, который перевели туда из деревянного особняка Яушевых (Октябрьская, 76) то ли после пожара, то ли из-за обветшалости старинного особняка. Недавно здание бывшего училища и территорию  купил частный предприниматель. В одноэтажной части планируется разместить цех металлоконструкций, а в 2-х этажной части здания — офисы. Утверждается, что проводили бактериологический  анализ, всё  в порядке - бактерий туберкулеза нет. 

Если предприниматель всё-таки сохранит внешний вид фасадов, то, может быть, это и к лучшему. 

23 апреля 2021 года. Фотографии Д. Белоусова:


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic