yuvlatyshev wrote in arhistrazh

Categories:

55 лет Челябинскому отделению ВООПИК

31 января 1966 года Челябинская областная учредительная конференция постановила организовать региональное отделение ВООПИК.

Организаторы Челябинского отделения ВООПИК. Первый справа – председатель, профессор А.И. Лазарев. 1967 год. ОГАЧО. Ф. Р-12. Оп. 1. Дело 234.
Организаторы Челябинского отделения ВООПИК. Первый справа – председатель, профессор А.И. Лазарев. 1967 год. ОГАЧО. Ф. Р-12. Оп. 1. Дело 234.
Группа участников семинара ответственных секретарей Челябинского областного отделения ВООПИК. С.И. Загребин – в центре, нижний ряд. 1968 год. ОГАЧО. Ф. Р-12. Оп. 1. Дело 235
Группа участников семинара ответственных секретарей Челябинского областного отделения ВООПИК. С.И. Загребин – в центре, нижний ряд. 1968 год. ОГАЧО. Ф. Р-12. Оп. 1. Дело 235

После Октябрьской революции 1917 г. начались раздел и стихийные погромы имений, были закрыты и заняты различными организациями многочисленные культовые и другие здания. Для спасения культурного наследия России под эгидой Народного комиссариата просвещения в 1918– 1920 гг. оформилась государственная система охраны памятников во главе с Отделом по делам музеев и охраны памятников искусства и старины[1].

Два законодательных документа, содержащие основные методические принципы, формы и юридические нормы охраны и реставрации недвижимых памятников культуры, появились в конце 1940-х гг. Это Постановление Совета Министров СССР «О мерах улучшения охраны памятников культуры», вышедшее в 1948 г. (№ 273)[2], и «Инструкция о порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР», датированная 1949 г.[3] Эти правовые документы позволили наладить деятельность по выявлению, учету и регистрации памятников, составлению списков памятников, находящихся под охраной государства.

Именно в 1949 г. началась работа по выявлению и постановке на учет памятников истории и культуры в Челябинской области. В августе 1949 г. исполком областного Совета депутатов трудящихся Челябинской области принял решение «Об упорядочении учета и охраны памятников на территории области»[4]. Прилагаемый к этому решению список включал 105 исторических и археологических памятников, находящихся на территории Челябинской области[5]

В целях привлечения широкой общественности к активному участию в охране и пропаганде памятников истории и культуры Совет Министров РСФСР 23 июля 1965 г. принял постановление об организации Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК)[1]. Это общество стало первой неправительственной структурой в сфере сохранения историко-культурного наследия, объединив в своих рядах не только краеведов-любителей, но и специалистов: архитекторов, историков, искусствоведов, музейных и архивных работников, реставраторов, инженеров-технологов, археологов. Основными задачами общества было объявлено выявление, изучение и взятие под государственную охрану памятников истории и культуры, их ремонт, благоустройство и реставрация. Общество должно было существовать на добровольные денежные взносы физических и юридических лиц. 

31 января 1966 года Челябинская областная учредительная конференция постановила организовать региональное отделение ВООПИК, которое на общественных началах в 1966–1997 гг. возглавлял доктор филологических наук, профессор Александр Иванович Лазарев, фольклорист, литературовед, краевед. В актив Общества входили известные люди Челябинска (преподаватели вузов, писатели, инженеры, журналисты, художники): А. П. Абрамовский, Е. В. Александров, М. И. Альбрут, Л. П. Гальцева, С. И. Загребин, Д. Г. и Г. Б. Зданович, Л. А. Иванова, А. И. Козырев, В. С. Колпакова, А. И. Лазарев, В. И. Липский, М. Д. Машин, Б. М. Мещеряков, М. П. Мочалова, В. С. Поскребышев, М. Г. Семенов, С. А. Сидоренко, Г. А. Турбин, Б. Т. Уткин, Г. В. Форстман, Н. П. Харланов, В. Е. Четин, В. Г. Шангин, К. А. Шишов, А. А. Шмаков (Челябинск); Б. И. Аверин, А. И. Костин (Магнитогорск); А. И. Астахов (Верхнеуральск), Г. Ф. Кириленко (Коркино), Е. В. Сиунова (В. Уфалей), А. М. Яворская (Троицк).

В частности, Сергей Иванович Загребин прошел путь от консультанта до председателя президиума областного отделения ВООПИК. В 1969 г. С. И. Загребин избирается на должность заместителя председателя Челябинского областного Совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. В этой должности он проделал большую работу по учету, пропаганде и реставрации памятников истории и культуры Челябинской области. По его инициативе отреставрировали один из самых древних памятников архитектуры Урала – мавзолей «Кесене». Сергей Иванович также выступил инициатором реконструкции памятника В. И. Ленину на площади Революции и памятника «Орленок» в городе Челябинске. Книги С. И. Загребина – «Благодарная память народа», «Наше общее богатство», «Мы этой памяти верны», «Родники истории», «Мой отчий дом» – стали образцом популяризации исторического и культурного наследия Челябинской области. С 1997 г. и до ликвидации организации С. Загребин был ее председателем. 

Челябинская областная организация ВООПИК располагалась в Челябинске в здании по ул. Воровского, 2. Для руководства организационно-методической работой при Челябинском областном совете ВООПИК были созданы и работали научно-методические секции: исторических памятников; истории советского периода; пропаганды; археологическая; архитектуры; архивных документов; молодежная; фольклорно-этнографическая; массовой просветительной работы и пропаганды памятников[2]. Подобные секции создавались во многих городских и районных отделениях ВООПИК. Главной задачей, например, секции по вопросам массовой просветительной работы и пропаганды памятников являлась широкая и планомерная пропаганда историко-культурных памятников на территории области путем систематической публикации материалов на страницах областных газет, чтения лекций, организации передач по телевидению и радио, издания тематических плакатов, брошюр, открыток и фотографий. Секция по охране исторических памятников занималась: установлением на научной основе исторического значения памятника, события; распространением среди членов Общества и населения знания об исторических памятниках и помогала воспитанию на этой основе чувства советского патриотизма; осуществляла методическое руководство работой первичных организаций по вопросам охраны и пропаганде исторических памятников; проводила работу по охране археологических памятников. Основными задачами молодежной секции были: активное содействие государственным органам культуры и просвещения, комсомольским и пионерским организациям в проведении воспитательной работы среди детей и молодежи с использованием памятников истории и культуры, приобщение детей и молодежи к изучению и охране памятников, пропаганда среди детей и молодежи знаний о памятниках истории и культуры и воспитание на этой основе чувства патриотизма, любви к своей Родине, к ее истории, уважение к труду и таланту народа, развитие творческой деятельности, способствующей сохранению традиций народного искусства (ремесел, живописи, а также профессионального искусства, устно-поэтического и музыкального фольклора)[3]. Секция по охране историко-литературных и фольклорных памятников обеспечивала сохранность рукописей местных литераторов и деятелей культуры, организовывала сбор фольклорных и этнографических материалов, их публикацию. Секция по вопросам памятников архитектуры, изобразительного и народного искусства содействовала государственным органам охраны памятников в их работе по сохранению, научному изучению и реставрации памятников архитектуры и связанных с ними произведений монументально-декоративного, а также народного искусства. 

Следует отметить, что эффективность деятельности ВООПИК напрямую зависела от масштабов членства и, соответственно, суммы членских взносов. В первые годы создания Челябинского отделения ВООПИК усилия направлялись на вовлечение в Общество как можно большего числа индивидуальных и коллективных членов. Прошло всего четыре года после создания ВООПИК и в 1969 г. в Челябинской области насчитывалось: индивидуальных членов Общества – 25 тыс. человек, из них в Челябинске – 12 тыс., в Магнитогорске – 4,4 тыс., в Еманжелинске – 1 тыс., в Троицке – 2 тыс., в Златоусте – 2 тыс., в Копейске – 1,5 тыс., в Кунашаке – 250 человек и коллективных членов – более 100[4]. За период с 1965 до 1985 г. членство в ВООПИК постепенно росло. В Челябинской области за все время деятельности ВООПИК было создано более 1400 первичных организаций, объединивших более трехсот тысяч человек (правда, более половины из них – школьники и студенты), около 900 коллективных членов[5]

Как правило, региональные отделения ВООПИК проводили мероприятия, которые рекомендовал Центральный совет ВООПИК[6]. Наиболее распространенными были лекции и беседы, смотры памятников, выставки, экскурсии, деятельность народных университетов, массовые мероприятия у памятников. В большинстве местных отделений были созданы бюро по связи со средствами массовой информации. Пропагандистская работа отделений имела специфику, обусловленную местными возможностями, условиями и профессиональными склонностями лидеров. Проводимые мероприятия отличались большим многообразием форм воспитания молодежи с использованием памятников. Это походы по местам боевой и трудовой славы, месячники по благоустройству и охране недвижимого наследия, проведение у памятников торжественных ритуалов, участие в составлении паспортов на памятники, проведение археологических исследований. При многих местных отделениях ВООПИК создавались научно-методические комиссии по пропаганде среди населения, утверждению комплексных планов лекционной работы, функционированию сети факультетов по изучению памятников в народных университетах культуры. Пропаганда историко-культурного наследия осуществлялась Челябинским отделением ВООПИК также посредством выпуска книг, проспектов, буклетов, публикацией статей на страницах газет и журналов. Например, при участии ВООПИК была издана книга М. П. Мочаловой «Деревянное зодчество Челябинска» (1973). Издавались буклеты на исторические темы. Так, Ленинское районное ВООПИК г. Челябинска посвятило свои издания героям Великой Отечественной войны Н. И. Кузнецову, Н. П. Алексееву и др. Издавались Обществом библиографические указатели (о писателях Б. А. Ручьеве и К. А. Шишове, литературоведе и педагоге Л. П. Гальцевой, фольклористе и педагоге А. И. Лазареве), информационные справочники. Челябинское отделение ВООПИК выпустило серию плакатов, например, карта Челябинской области с портретами местных писателей[7]. Серьезное внимание уделялось пропаганде сохранения памятников истории и культуры через радио и телевидение. Активный член Челябинского отделения ВООПИК К. А. Шишов вел специальную рубрику на Челябинском телевидении «Край родной». В 10 телепередачах в течение 1979–1980 гг. он рассказал о памятниках истории и культуры Златоуста, Кыштыма, Миасса и других городов Челябинской области. Также областным отделением ВООПИК был организован цикл передач по областному радио «Охрана памятников – всенародное дело»[8].

Совет Челябинского отделения ВООПИК организовывал и проводил научно-практические конференции и семинары на актуальные темы: «Подвиг южноуральцев в годы Великой Отечественной войны» (1970 г.), «Строительство и архитектура в годы Великой Отечественной войны, 1941–1945 годы» (1975 г.), «Проблемы охраны памятников науки и техники» (1976 г.), «Проблемы андроновской культурно-исторической общности» (1980 г.) и др. В Челябинской области наиболее значимым мероприятием в популяризации историко-культурного наследия стали Бирюковские чтения, названными в честь выдающегося уральского краеведа В. П. Бирюкова. История их началась в 1972 г., когда участники зонального совещания по литературному краеведению высказали идею проведения краеведческих чтений. После организационной конференции был создан Совет Бирюковских чтений как постоянно действующий оргкомитет будущей конференции. Председателем совета был избран писатель Александр Андреевич Шмаков. Областной Совет ВООПИК действовал в тесном контакте с областной писательской организацией, которая также была инициатором Бирюковских чтений[9]

ВООПИК явилось инициатором и организатором шефства за монументальными памятниками, распространению массового общественного движения в помощь реставраторам. С организацией ВООПИК в Челябинске увеличилось количество предложений с мест о необходимости сохранения тех или иных памятников, о бережном отношении к произведениям древней архитектуры, монументальной живописи, археологии, к памятникам героического прошлого народа, отражающим историю Советского государства. За короткий срок активистами ВООПИК было выявлено и взято на учет более 100 памятных мест и архитектурных памятников. Так, например, отряд «Нейтрон-7» Челябинского медицинского института в д. Непряхино Чебаркульского района обнаружили безымянный обелиск. В результате большой поисковой работы студенты установили, что это памятник воинам 249 эстонской дивизии, формировавшейся в этом месте в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. К началу 1980-х гг. усилиями активистов Челябинского отделения ВООПИК было поставлено на учет более 1300 памятников истории и культуры, из которых почти 600 было поставлено на государственную охрану областного значения, а 11 – взято под государственную охрану республиканского значения[10]. Всего за годы работы ВООПИК взято на учет около 2 тысяч памятников истории и культуры Челябинской области. Была проведена большая работа по подготовке к изданию «Каталога памятников истории и культуры Челябинской области», который, к сожалению, так и не был опубликован[11].

Непременным условием сохранения памятников стало создание вокруг них охранных зон. ВООПИК придавало этому вопросу первостепенное значение. В декабре 1966 г. была утверждена «Временная инструкция об организации охранных зон и регулирования застройки для памятников истории и культуры в РСФСР», обязывающая проектные и строительные организации строго соблюдать установленный в этом вопросе порядок. Однако с этой инструкцией считались не все. Проблемы создания охранных зон связаны с вопросами градостроительства. Центральный совет ВООПИК рекомендовал местным советам принять участие в обсуждении генеральных планов при реконструкции городов, поселков, населенных мест, привлекать на общественных началах специалистов к проектированию охранных зон и зон регулирования застройки. К сожалению, в этом отношении так и осталось много нерешенных вопросов, а ошибки ранее принятых проектов уже нанесли Челябинску и другим городам области невосполнимые потери, связанные с неоправданным уничтожением историко-культурных сооружений, в частности, Церкови Святого Петра в Троицком районе, дома управителя заводов в Каслях, плотины с системой подпорных подставок и каналом водосброса в Катав-Ивановске, дома, где жил Д. В. Колющенко в Челябинске, памятника М. И. Калинину в Челябинске и др. 

Президиум областного совета ВООПИК в 1968 г. рассмотрел меры, направленные на улучшение содержания и использования историко-архитектурных памятников области и решил провести эту работу в несколько этапов. На первом этапе, в 1968–1969 гг., направлялись средства на составление проектов по реставрации ряда памятников, в том числе мавзолея «Кесене», Николаевской крепости в Варненском районе, Наследницкой крепости в Брединском районе[12]. ВООПИК совместно с областным Советом по туризму разрабатывало комплексные предложения о восстановлении старинных зданий, их приспособлении для нужд музеев и туристических объектов. В это же время были предложены варианты экскурсионно-туристических маршрутов по наиболее примечательным историческим местам Южного Урала. Второй этап, 1969–1970 гг., был посвящен реализации этих проектов, были закончены работы по реставрации и ремонту памятных сооружений на экскурсионно-туристических маршрутах. На третьем этапе, в 1971–1972 гг., произведено открытие экскурсионных баз вблизи наиболее примечательных исторических мест со всеми удобствами для туристов[13]. Совместная деятельность ВООПИК с Советами по туризму способствовала активизации не только планового и самостоятельного туризма, но и движения по сохранению памятников истории и культуры. Особое место в деятельности ВООПИК занимала охрана памятников архитектуры, объектов религиозного значения, содержащих монументальную роспись, предметы декоративно-прикладного искусства, церковную утварь, сведения о которых были общего порядка, часто отсутствовали  данные об их историко-художественной ценности, что иногда приводило к их утрате19. Как известно, научная работа с группой историко-культурных объектов культового значения неотделима от уровня исторических знаний, а в те годы история страны фактически подменялась историей правящей партии. Так, приоритетная роль отводилась памятникам, характеризующим «славный победоносный путь партии», историко-революционным объектам, памятникам социалистического труда и строительства. И многие ценнейшие объекты, связанные с развитием российских государственных учреждений, народного просвещения, земского движения, историей благотворительности, здания и предметы культового значения не включались в государственные списки, что нередко приводило к их перестройкам, разрушению и уничтожению. Несколько гротескный характер приобретали празднования юбилейных дат, связанных с жизнью В. И. Ленина, его соратников. Все силы и средства концентрировались на сохранении объектов, связанных с той или иной юбилейной датой, что отражалось на сохранности остальных объектов и предметов истории и культуры, многие из которых нередко требовали неотложных ремонтно-реставрационных работ. 

В целом по стране и в Челябинской области, в частности, было немало любителей-коллекционеров и среди членов ВООПИК, негласно обладающих частными коллекциями, в том числе, икон, среди которых были и ценные произведения. Таким способом частные коллекционеры по возможности спасали от гибели творения древнерусских художников и другие предметы декоративно-прикладного искусства. Челябинское отделение ВООПИК взяло на себя инициативу по изданию сводных каталогов и художественных альбомов, которые наглядно знакомили со всеми произведениями каслинских и кусинских мастеров.

За счет отчислений жителей Челябинской области складывались суммы, которые шли на ремонт и реставрацию архитектурных памятников Челябинска и области, которые сегодня составляют «золотой фонд». В Челябинске это Ак-мечеть, сооруженная в 1890-е гг.; Александро-Невская церковь, построенная в 1907–1911 гг.; здание Свято-Троицкой церкви, построенное в 1911–1914 гг.; старинное здание по улице Воровского, 5; водонапорная башня на этой же улице; особняк на улице Коммуны, 68; дом по улице Труда, 88 (в настоящее время Челябинское концертное объединение); здание усадьбы Рябинина, построенное в традициях псевдорусской теремной архитектуры по улице Каслинской, 137, старинные здания на улицах Красноармейской и Пушкина. В области это «Белый дом» (усадьба Демидовых) в Кыштыме, мавзолей «Кесене» в Варненском районе, историко-культурный комплекс «Пороги» в Сатке, древние крепости в Варненском и Брединском муниципальных районах[14]. Около тысячи мемориальных досок было установлено благодаря стараниям членов ВООПИК, работа которых по выявлению мест, связанных с выдающимися личностями Челябинской области дала ощутимые результаты. Вследствие чего увековечены имена писателей: Л. К. Татьяничевой, Б. А. Ручьева, С. К. Власовой, Н. Г. Гарин-Михайловского, Ю. Н. Либединского, А. М. Климова, башкирского поэта-просветителя Акмуллы и др. Несмотря на размах пропагандистской и воспитательной работы, проводимой ВООПИК, его деятельность не была лишена и ряда недостатков. Научно-методические комиссии во многих местах существовали лишь на бумаге. Не была налажена система профессиональной учебы лекторов, что приводило к снижению качества проводимых лекций. Не получила должного развития сеть факультетов по пропаганде памятников при народных университетах. Большинство первичных организаций лишь платили членские взносы, создавая экономическую базу ВООПИК, но не участвовали в активной работе по охране памятников культуры. Власть в тот период в чем-то помогала, а в чем-то и мешала деятельности ВООПИК. Ценность исторического памятника часто властью определялась не его культурным уровнем, а политической или экономической конъюнктурой. Например, в 1967 г. на заседании Челябинского обкома партии был поставлен вопрос о целесообразности сохранения на площади Революции здания Народного дома 1903 г. постройки. К сожалению, аргументы в пользу сохранения памятника – его архитектурное своеобразие, участие в культурной жизни города, приютившего в годы войны Малый театр, – не казались для чиновников убедительными. Изучив необходимые документы, С. И. Загребину удалось найти более весомые аргументы, свидетельствующие о том, что в этом здании в городе была провозглашена Советская власть. После таких доводов в год юбилея революции «челябинский Смольный» сносить не стали[15]. Идея размещения Органного зала в здании храма Александра Невского возникла как единственный способ сохранить церковь от сноса. Надо отметить, что были проведены ремонтные работы в храме Александра Невского, в ходе которых смогли сохранить и законсервировать уникальные фрески, поскольку надеялись, что рано или поздно они будут востребованы. Теперь, когда Александро-Невская церковь передана верующим, реставраторы смогут восстановить сохраненную роспись храма.

В начале 1980-х гг. наблюдался характерный подъем самоорганизации населения, направленный на сохранение памятников истории и культуры, что не нашло поддержки ВООПИК.  Внимание к работе с памятниками истории и культуры, помимо ВООПИК, стали уделять такие общественные организации, как Всероссийское общество «Знание», Всероссийское общество охраны природы, Комитет ветеранов Великой Отечественной войны, а также комиссии содействия охране памятников творческих организаций: союзов писателей, архитекторов, композиторов, художников, журналистов, театральных деятелей. В 1986 г. был создан Советский Фонд культуры, имевший свои подразделения во многих городах и районах страны. Перестройка, как революционный процесс преобразования жизни советских людей в сторону демократизации, должна была способствовать развитию ВООПИК, но на деле получилось несколько иначе. Так, в Челябинском отделении количество членов ВООПИК сокращалось, их активность в деле защиты памятников от порчи и разрушения ослабела. В связи с коммерциализацией культуры и развитием в стране рыночных отношений участились факты, когда предприятия, в том числе крупные, отказывались от уплаты взносов как коллективные члены ВООПИК. Такое понятие, как шефство над памятниками, высмеивалось, превращалось в анахронизм. Усложняло положение дел то обстоятельство, что на волне стремительной политизации различных групп населения в стране, в том числе в Челябинской области, возникало много новых общественных организаций и в их числе такие, которые по своим целям и задачам дублировали ВООПИК, по крайней мере, объявляли себя сторонниками и защитниками культурного наследия. Населению в тот период было нелегко ориентироваться в фондах, партиях, центрах, связанных с охраной памятников истории и культуры, и многие люди, запутавшись, отходили от конкретного дела. Тем более, что некоторые общественные центры, говоря о возрождении культуры, сосредотачивались лишь на вопросах националистических и религиозных, что не могло не отпугивать людей с мировоззрением на уровне конца XX в. Были и такие организации по охране памятников старины, которые во имя возрождения культурного наследия, могли поступиться памятниками советского периода, процесс уничтожения которых шел с возрастающими темпами. 

В конце 1980-х гг. сместились критерии и оценки, и стали звучать призывы к ликвидации ВООПИК в России и Челябинской области. Однако областной Совет ВООПИК считал свою общественную организацию одним из главных условий по дальнейшему развитию и совершенствованию деятельности по сохранению памятников истории и культуры в воспитательных целях, особенно подрастающего поколения. Всестороннее развитие гласности, отображение всех сторон деятельности, плюрализм мнений, открытие дискуссии – важнейшая сторона просветительской работы ВООПИК[16]. К сожалению, областной, городские, районные Советы ВООПИК не всегда проявляли оперативность в работе. Нередкими были случаи, когда памятники ликвидировались, разрушались, находились в неудовлетворительном состоянии. Не удалось спасти ранее отреставрированное старинное здание (дом Жуковского) в Челябинске по улице Труда, 88, где размещался военно-революционный штаб Челябинска в 1918 г. Было разрушено здание Челябинской филармонии – историко-культурный памятник, уничтожен мемориал «Первостроитель», сооруженный к 250-летию Челябинска. В Миассе, Златоусте была нарушена историческая зона застройки города. В связи с приватизацией возникала угроза распродажи памятников предприятиям, а также избавления от памятников как материальной обузы и лишней заботы для предпринимателей. И, к сожалению, в 1990-е гг. наступил спад общественного движения по сохранению памятников истории и культуры. Сложное финансовое, организационное положение привело к тому, что в 2001 г. Челябинское отделение ВООПИК было закрыто. В 2016 г. была вновь создана Челябинская областная организация Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, но существует она только формально.

[1] Жуков Ю. Н. Становление и деятельность советских органов охраны памятников истории и культуры, 1917–1920. М. : Наука, 1989. 304 с.

[2] О порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР : инструкция : [принята Постановлением Совмина РСФСР от 28.05.1949 г. № 373] // Охрана памятников истории и культуры : сб. док. / сост. Г. Г. Анисимов. М., 1973. С. 76–82.

[3]О порядке учета, регистрации, содержания и реставрации памятников архитектуры, состоящих под государственной охраной : инструкция : [принята Постановлением Совмина РСФСР от 08.04.1949 г. № 326] // Там же. С. 92–117.

[4] Об упорядочении учета и охраны памятников на территории области [Электронный ресурс]  : решение исполкома Челябинского облсовета депутатов трудящихся от 31.08.1949 N 960. URL: https://base.garant.ru/19801923/ (дата обращения: 28.03.2020).

[5] ОГАЧО. Ф. Р-1589. Оп. 1. Д. 133. 53 л.

[6] Об организации Всероссийского добровольного ВООПИК охраны памятников истории и культуры [Электронный ресурс] : постановление Совмина РСФСР от 23.07.1965 г. № 882 : библиотека нормативно-правовых актов СССР. URL: http://www.libussr.ru/doc_ussr/usr_6273.htm (дата обращения: 28.03.2020). 

[7] ОГАЧО. Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 113. Л. 18.

[8] Там же. Л. 12.

[9] ОГАЧО. Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 113. Л. 28. 

[10] Там же. Л. 32

[11] Там же. Д. 102. Л. 89.

[12] ГАРФ. Ф. А-639. Оп.1. Д. 77. Л. 33.

[13] ОГАЧО. Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 113. Л. 22.

[14] Там же. Д. 101. Л. 59

[15] ОГАЧО. Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 113. Л. 25.

[16] Там же. Д. 101. Л. 52.

[17] Там же. Л. 65-66.

[18] ОГАЧО. Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 113. Л. 43. 

[19] ОГАЧО. Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 113. Л. 36. 

[20] ОГАЧО. Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 117. Л. 1.

[21] ОГАЧО. Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 95. Л. 22.

[22] ОГАЧО. Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 117. Л. 44

                    Библиография по теме:


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic