yuvlatyshev wrote in arhistrazh

Category:

Достопримечательное место "Квартал № 1 соцгорода"

Достопримечательное место "Квартал № 1 соцгорода", г. Магнитогорск, ул. Маяковского, 28, 30, 32, 34, 36, 38, 40, 42, 44, 46, 48, 50, 52, ул.   Пионерская, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, ул. Планерная, 2а,   пр. Пушкина, 21, ул. Чайковского, 31, 33, 35, 37, 39,41, 41а, 43, 45, 47, 49, 51,   53 — выявленный объект культурного наследия (памятник архитектуры и градостроительства), 1930-1934 гг.

1930-е годы
1930-е годы
Местонахождение: г. Магнитогорск, ул. Маяковского, 28, 30, 32 (снесён), 34, 36, 38, 40, 42, 44, 46, 48, 50 (снесён), 52, ул.   Пионерская, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, ул. Планерная, 2а,   пр. Пушкина, 21, ул. Чайковского, 31, 33, 35, 37, 39,41, 41а, 43, 45, 47 (снесён), 49, 51,   53 — выявленный объект культурного наследия (памятник архитектуры и градостроительства), 1930-1934 гг.
Местонахождение: г. Магнитогорск, ул. Маяковского, 28, 30, 32 (снесён), 34, 36, 38, 40, 42, 44, 46, 48, 50 (снесён), 52, ул. Пионерская, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, ул. Планерная, 2а, пр. Пушкина, 21, ул. Чайковского, 31, 33, 35, 37, 39,41, 41а, 43, 45, 47 (снесён), 49, 51, 53 — выявленный объект культурного наследия (памятник архитектуры и градостроительства), 1930-1934 гг.

Из книги: Конышева Е.В. Европейские архитекторы в советском градостроительстве эпохи первых пятилеток. Документы и материалы. М.: БуксМарт, 2017:

Квартал был заложен еще в июне 1930 г., после того, как специальная «комиссия по городу» при Управлении Магнитостроя одобрила необходимость строительства города именно на левом берегу – «на стороне расположения завода»[1]. Закладка первых домов осуществлялись бригадой Госпроекта под руководством С.Е. Чернышева, которая занималась разработкой генплана города с середины 1929 г. [2] После закладки фундаментов первых домов, местоположение квартала было уже невозможно изменить. Поэтому после передачи проектирования бригаде Э. Мая, во всех генпланах (за исключением генплана начала 1931 г. авторства М. Стама)[3] квартал своеобразным «аппендиксом» выдавался в западную сторону, не вписываясь в общую конфигурацию города согласно замыслам новых проектировщиков. 

Макет
Макет

Согласно проекту, квартал предусматривался площадью 46 га (вместе с примыкающими зонами детских учреждений). Он был рассчитан на 9,6 тыс. жителей при норме жилплощади на человека в 6 кв. м. или на 6970 жителей при норме 9 кв.м., с соответствующей плотностью заселения – 208 и 138 чел/га.[4]. Квартал расчленялся на три планировочные зоны: широкую центральную и две более узкие боковые. В местах сопряжения зон размещались внутриквартальные проезды и прогулочные озелененные аллеи, а на поперечных осях – общественные центры-сады. Проект предусматривал создание в двух садах обособленных зон тихого отдыха и спорта (которые включали не только физкультурные площадки, но и бассейны), а в третьем, пришкольном саду – спортивной и учебно-производственной зоны. Схему озеленения квартала предложил ландшафтный архитектор группы Э. Мая Ульрих Вольф, но в 1932 – 1933 гг. проект был доработан Госзеленстроем, которому была передана вся работа по проекту озеленения Магнитогорска (Л. Залесская, А. Афанасьев, И. Петров, М. Глаголев)[5].В жилой застройке был применен строчный принцип – 37 жилых домов квартала были размещены меридионально, торцами к улицам, окна квартир обращены к озелененному пространству между домами. Жилые дома квартала представлены несколькими типами. Первоначально была застроена центральная зона (ул. Пионерская). Именно здесь в июне 1930 г. был торжественно заложен первый капитальный дом Магнитогорска. Как показывает схема генплана ноября 1930 г. (видимо, фиксирующая существовавший к тому времени проект застройки квартала), бригадой С.Е. Чернышева предполагалось выстроить 24 дома и в центральной, и в боковых зонах квартала. Однако уже в схеме генплана начала 1931 г. зафиксировано уже только 16 домов, размещенных исключительно по центральной оси. Выстроены же были, вероятно, только те дома из первоначального проекта, у которых уже был заложен фундамент, а именно всего 12. Обращают на себя внимание широкие озелененные пространства между группами жилых домов. Несомненно, подобный подход был близок архитекторам группы Э. Мая, однако намеченные ими жилые дома по северной и южной квартальной границе, фланкировавшие дома Госпроекта, стоят гораздо более плотными рядами. Вероятно, это стало результатом выполнения указаний правительственной комиссии, оценивавшей проекты Магнитогорска в декабре 1930 г. Комиссия постановила «признать нормальной густоту населенности при застройке кварталов в пределах 240 – 300 человек на гектар», «как общее правило, установить для типа застройки 4-х этажные и 3-х этажные дома» и, главное, застройку «уплотнить» [6]

1931 год
1931 год

Выстроенные по первоначальному плану двенадцать домов представляют собой четырехэтажные секционные 32-квартирные кирпичные здания, тип которых был разработан в Госпроекте (привязка С.Е. Чернышева). Планировка состояла из двух типов двухквартирных секций – рядовой с трехкомнатными квартирами, и торцевой с трех и пятикомнатными квартирами. Большая жилая и общая площадь квартир (соответственно, от 55,4 до 70,75 и от 75,8 до 93,7 кв. м) и планировочное решение – группировка комнат вокруг прихожей – давали возможность коммунального покомнатного заселения. В боковых зонах квартала сосредоточена основная часть жилых домов (25), расстояние между фасадами домов здесь в 3 – 3,5 раза больше высоты застройки, двор каждого дома имеет площадь до 0,25 га.[7] Дома были построены в 1931 – 1933 гг. и принадлежат к нескольким типам.Вдоль ул. Маяковского (№№ 30, 32, 34, 36, 38) в застройке применялся тип ИН-В2 с квартирами «с тремя комнатами и отдельной кухней, которой при необходимости можно пользоваться сообща»[8]. Были выстроены 5-секционные, кирпичные 3-х-этажные жилые дома с 30 небольшими трехкомнатными квартирами (43 – 45 кв.м.)[9]. Планировка секции ИН-В явно восходила к «франкфуртским типам»[10]. Планировочное решение двухквартирных секций обеспечивает сквозное проветривание и инсоляцию каждой квартиры. Световые санузлы продольно стыкуются и размещаются на одной оси с лестничной клеткой, обращаясь окнами на запад. На запад обращены также окна кухни и комнаты-столовой, в то время как окна спален – на восток. Показательно сравнение «европейского» типа планировки с «типом Госпроекта» по ул. Пионерской: при соблюдении меридиональной постановки зданий, в основу ориентировки секций в домах Госпроекта положено обращение лестничных клеток в сторону широких озелененных дворов (т.е. лицевые фасады двух соседних домов обращены друг к другу, образуя парную группу), а не солярный ориентир вспомогательных и жилых помещений. Планировка секции ИН-В представляла вариацию «франкфуртского типа» для многоквартирного дома – 2,5 комнатную квартиру, где половинную долю давала вытянутая и имеющая небольшую площадь (7 – 8 кв.м.) детская спальня[11]. Подобный тип квартиры был использован М. Стамом для жилых домов поселка Хеллерхоф во Франкфурте[12], и сходство жилых секций дает возможность обоснованно предполагать участие М. Стама в разработке секции типа ИН-В и, вероятно, его авторство планировки указанных жилых домов первого квартала[13]

1930-е годы
1930-е годы

Основную часть жилых домов представляют 3-х этажные секционные дома типа ИНКО-А («индивидуально-коллективные») по проекту архитектора В. Хебебрандта[14] –как переходное жилище от индивидуального к коллективному бытию. В этих домах предполагалось расселение несемейных или малосемейных жителей, и из состава секций были исключены кухни с расчетом на квартальное обобществленное обслуживание. По проекту предполагалось, что в таких домах кухни будут размещены на отдельном (первом) этаже, или жильцы будут пользоваться общественными столовыми в квартале. На первом этаже предполагалась коридорная планировка, на втором и третьем этажах – компактные секции на 4 жилые комнаты, которые располагались по обе стороны лестничной клетки и санузла[15]. Иначе говоря, тип ИНКО-А совпадал с предложенной группой Э. Мая в начале 1931 г. концепцией общежития («коллективного дома»), о которой было сказано выше.В результате, в квартале было выстроено два вида домов ИНКО-А[16]. Первый вид представляют 18 жилых домов по ул. Чайковского (№№ 33, 35, 37, 39, 41, 43, 45, 47 (снесен), 49 (под снос), 51, 53, 55 (снесён) и 57 (снесен)[17] и ул. Маяковского (№№ 42, 44, 46, 48, 52). Все три этажа в них решены одинаково – по секционной системе, с планировкой согласно проекту с комнатами 18 – 20 кв. м., со световыми санузлами, без кухонь и без обслуживающих помещений на первом этаже. Э. Май, оглядываясь назад в декабре 1933 г., говорил: «Наша первая ошибка заключалась в том, что мы считали, что коммунизм здесь осуществлен в полной мере, а мы сейчас видим, что коммунизм растет постепенно, а не вырастает сразу. Когда мы начинали строить, мы предполагали устроить общую столовую, детский дом и т.п. Я полагал, что если мы построим так, то через несколько лет эти дома можно будет использовать для домов-коммун... Но нам сказали, что сейчас осуществить такое строительство невозможно, потому что нет денег. Но тогда получалось одно неудобство. Я полагал, что в каждой квартире не надо устраивать кухню, а достаточно только кухонных шкафов. Кроме того, тут были устроены электрические печи, на которых можно варить чай и т.д. Теперь дом построен, и дано новое задание – устроить там индивидуальные квартиры. Между тем, столовой нет, нет и кухонь в квартирах. Люди, которые увидят такой тип постройки, скажут: какой же дурак Май – строил квартиры без кухни! А это получается потому, что сначала начали строить дома одного типа, потом все переменили. Половину построили, а половину нет, получилась ерунда»[18] Заметим, что при этом планировка секции ИНКО-А давала возможность, при улучшении жилищных условий, использовать всю секцию для одной семьи и на месте одной из комнат поместить кухню, либо использовать секцию как двухквартирную, с одной комнатой и кухней в квартире. Действительно, в послевоенные годы секции типа ИНКО-А были перепланированы, и узнать первоначальный вариант сложно, т.к. количество вариантов перепланировок близко числу домов этого типа[19]. По пути следования логике секции пошли только в процессе реконструкции жилых домов по ул. Чайковского, дома № 47, 49 и ул. Маяковского, дома № 46, 48, 52. Здесь были спланированы трехкомнатные квартиры (80 кв.м.) с кухней и с сохранением раздельного светового санузла (квартиры заселены, как и прежде, преимущественно коммунально). В остальных домах секции преобразованы в двухквартирные, со стыковкой одно и двухкомнатных квартир (35 кв. и 53 – 67 кв. м. соответственно), либо двух однокомнатных квартир (40 кв.м.). При этом произведена значительная перепланировка – на месте санузлов размещены кладовые, кухни или даже комнаты, а санузлы занимают часть площади коридора. В домах по ул. Маяковского №№ 42 и 44 планировка полностью нарушена – пробиты поперечные стены между секциями.Второй вид домов ИНКО-А (Маяковского, 40, 50 (снесен), Чайковского, 55 (?) (снесен))[20], вероятно, первоначально все-таки был построен по исходному проекту, с коридорной системой в певом этаже и секциями на втором и третьем этажах. Однако в процессе эксплуатации были внесены существенные изменения в планировку второго и третьего этажей – все жилые и вспомогательные помещения были размещены, как и в первом этаже, вдоль продольного коридора. Трансформацию планировки демонстрируют как материалы технической паспортизации зданий, так и фотографии жилых домов квартала 1930-х гг. В здании было построено семь лестничных клеток (остекленные вертикали которых прекрасно видны на старых фотографиях), но рабочими остались только две, в остальных на месте лестничных площадок размещены дополнительные комнаты. Дома квартала были выстроены в основном из шлакоблока «бернарди», реже из кирпича[21]. Все дома предполагали центральное благоустройство – отопление, водопровод и канализацию, которые монтировались, начиная лишь с 1933 г.[22] В квартирах устанавливались встроенные шкафы. Лаконичный фасадный облик оживляло ступенчатое, в соответствии с рельефом, размещение секций в домах по ул. Чайковского, сплошное остекление лестничных клеток, а также легкие деревянные балконы на тонких деревянных столбах-опорах (не сохранились). К настоящему времени (2017 г.) многие дома вдоль улиц Чайковского и Маяковского утратили первоначальный облик из-за многочисленных достроек (балконы, лоджии) и перепланировки квартир, часть домов, как уже было упомянуто выше, снесена или поставлена под снос, являя только коробку-остов. Фасады большинства домов, как и помещения общего пользования, нуждаются в капитальном ремонте, находятся в запущенном или аварийном состоянии. Все это лишает квартал не только достаточного комфорта жизни в благоустроенном жилище, но эстетической составляющей, предполагавшейся архитекторами.Система бытового и культурного обслуживания квартала была рассчитана на полный охват его населения. В квартале предполагались пять детских яслей и четыре детских сада, одна школа, клуб, четыре зданий столовых, один универмаг и два продмага, прачечная, ремонтная мастерская, две парикмахерских, врачебный пункт, почтовое отделение[23]. Столовые были равномерно распределены и располагались, согласно проекту, вдоль внутриквартальных проездов и пешеходных аллей. Магазины (универмаг и продмаг) размещались компактной группой в северо-восточном углу квартала, примыкая к устью улицы Кирова – главной артерии левобережного Магнитогорска 1930-х гг. Детские дошкольные учреждения располагались вдоль южной и северной границ квартала: на южной границе пять чередующихся зданий трех яслей и двух детских садов (домов), на северной – по два здания детских яслей и детских садов. Крупномасштабная школа ФЗС с прилегающими спортивными сооружениями, бассейном, учебными огородами, фруктовым садом и «фермами» (крольчатник, птичник) была спланирована на востоке квартала[24]. Однако, общественная застройка квартала была реализована лишь частично. 

Школа ФЗС
Школа ФЗС

В 1933 г. были выстроены школа ФЗС (арх. В. Шютте; пр. Пушкина, 21), детские ясли (арх. М. Шютте-Лихотски; ул. Чайковского, 34, перестроено) и детский сад на 150 мест (арх. М. Шютте-Лихотски; ул. Чайковского, 52), магазин (Маяковского, 40а, не сохр.) и столовая (Чайковского, 41а) – мизерная часть предполагаемых объектов. Общественные здания квартала, возведенные в начале 1930-х гг., обладали функционалистским обликом. Это, прежде всего, касается здания ФЗС на 640 учащихся с характерным сочленением разномасштабных объемов обособленных групп помещений[25]

Одноэтажные здания столовой и магазина прилегали к торцам жилых домов боковых зон квартала, их главные фасады были обращены к пешеходным аллеям. Планировочное и объемное решение зданий функционально обосновано. К композиционному ядру – залам – примыкали вспомогательные помещения. Обширные двухсветные залы (магазина – 298 кв. м, столовой – 179 и 239 кв. м. с пролетами около 12 м.) [26] были обозначены на фасаде большими остекленными плоскостями окон. Своего первоначального функционального назначения, как и функционалистского облика, не сохранило ни одно из зданий общественного обслуживания квартала[27]

Примечания: [1] ГАРФ. Ф. 7952. Оп. 8. Ед. хр. 158, л. 44. Протокол № 7 Совещания при Управлении Магнитостроя с участием Комиссии по городу от 22.06.1930.[2] ГАРФ. Ф. 7952. Оп. 5. Ед. хр. 179. Стенограмма Совещания при Московском представительстве Магнитостроя по вопросам о проектировании рабочего поселка при Металлургическом комбинате 02.10.1929 г., л. 5 – 8.[3] В упомянутом проекте-исключении была предпринята попытка разместить севернее квартала еще один жилой участок, решая тем самым проблему приближения жилья к производству и органичного включения первого квартала в общую схему города, но эта попытка оказалась неудачной. При исследовании выяснилось наличие скалистой структуры грунта, и дополнительный жилой участок исчез из планов уже летом 1931 г. [4] ГАРФ. Ф. А-314, оп. 1, д. 7667. Пояснительная записка к генеральному плану застройки города Магнитогорска. 11.05.1932, л. 56.[5] Казаринова В.И., Павличенков В.И. Указ. соч. С. 48. Схему озеленения квартала см.: Проблемы садово-парковой архитектуры. М., 1936. С. 41. [6] ГАРФ. Ф. А-314. Оп. 1. Ед. хр. 7669. Протокол заседания Правительственной Комиссии, образованной для рассмотрения и утверждения проектов строительства Магнитогорска от 25 декабря 1930 г., л. 149–150.[7] Казаринова В.И., Павличенков В.И. Указ. соч. С. 84. [8] ГАРФ. Ф. А-314, оп. 1, д. 7667, л. 20 – 21. [9] ГАРФ. Ф. 7544, оп. 1, д. 502. Материалы для доклада ВСНХ СССР «О состоянии и ходе жилищно-коммунального строительства г. Магнитогорска» (1932), л.9. [10] См. тип Mefadolei B 3.44 (Das Neue Frankfurt. 1930. H. 2/3. Р. 54).[11] См., например, типы Mefa 3.42, Mefadolei A 3.44, Mefadolei B 3.44 (Das Neue Frankfurt. 1930. H. 2-3. Р. 54). Кроме того, в СССР подобные минимальные площади получили и еще одно обоснование. В Пояснительной записке к генплану Магнитогорска марта 1932 г. фиксировалось: «чтобы избежать нежелательного проживания двух семей в одной квартире, в наших типовых индивидуальных квартирах принципиально не делается больших пространственных единиц. Этим достигается то, что при переходе к предусмотренной норме 9 кв. м. на человека одна индивидуальная квартира с кухней действительно будет занята одной семьей» (ГАРФ. Ф. А-314, оп. 1, д. 7667, л. 35).[12] Das Neue Frankfurt. 1930. H. 4/5. Р. 127.[13] На авторство М. Стама жилых домов для индивидуально-семейного расселения в первом квартале указывает немецкая исследовательница Э. Писториус (Pistorius E. Die Generalplanentwürfe der Gruppe Ernst May für Magnitogorsk und die Pläne für das erste und das zweite Quartal (1930 – 1933) // Проблемы Российской истории. Вып. 13. Магнитогорск, 2015. С. 258). [14] May, Ernst. Der Bau neuer Städte in der UdSSR ... Р. 128.[15] Там же.[16] Магнитострой в цифрах. Статистический отчет за 1931 г. Магнитогорск, 1932. Табл. 125. В документе указано, что соотношение домов двух видов ИНКО-А 18 и 2.[17] На их месте в 1990-е гг. выстроены новые здания. [18] Интервью Э. Мая Л. Тоому. Архив МБУК МЗ «Кузнецкая крепость» (Новокузнецк). Ф. 1, оп. 2, д.2.  (оригинал: Архив истории КМК (Новокузнецк)). [19] Анализ автора на основе данных технической паспортизации зданий.[20] К какому варианту ИНКО-А относился жилой дом по ул. Чайковского, 55, на месте которого в 1990-е гг. был возведен пятиэтажный жилой дом, неясно. Как было указано в примечании выше, «Магнитострой в цифрах...» свидетельствует о двух домах отличающегося типа, но спецификация Союзстандартжилстроя к проекту (вероятно 1932 г.) – о трех (опубликована: Flierl T. «Vielleicht die größte Aufgabe, die je einem Architekten gestellt wurde». Ernst May in der Sowjetunion (1930 – 1933) // Ernst May. 1886 – 1970 / C. Quring, W. Voigt, et al. München, 2011. Р. 167). Общее число домов типа ИНКО-А в этой спецификации указано 21, в то время как выстроено только 20.[21] «Бернарди» выпускался на заводе железобетонных изделий в Магнитогорске с декабря 1931 г., первой продукцией этого завода, пущенного весной 1931 г., был серый кирпич. Таким образом, выполнялась задача максимально экономичного строительства из местных материалов.[22] Строительство соцгорода Магнитогорска // Наше строительство. 1933. № 21. С. 543.[23] См. экспликацию проекта соцгорода Магнитогорска. Опубликована: Flierl T. «Vielleicht die größte Aufgabe, die je einem Architekten gestellt wurde»... Р. 167.[24] Схему квартала см.: Проблемы садово-парковой архитектуры... С. 41[25] Немецкий исследователь Т. Флирль полагает, что этот проект был, вероятно, применен также и для ФЗС Горьковского Автостроя. См.: Флирль Т. Указ. соч.[26] Планы и подробное описание общественных сооружений квартала см.: Казаринова В.И., Павличенков В.И. Указ. соч. [27] Здание школы ФЗС утратило первоначальный облик из-за изменения системы остекления, игравшей значительную роль в формировании художественного облика (часть окон заложена, утрачены вертикали остекления лестничных клеток). В здании долгое время (до 2010 г.) находился торгово-экономический техникум, но в 2012 г. здание было выставлено на аукционную продажу с условием сноса и строительства на этом месте многоэтажного жилого здания. Благодаря активным действиям инициативной германской группы и российского отделения DOCOMOMO, результаты аукциона были аннулированы, и в настоящее время (2017 г.) дальнейшая судьба здания не определена. С 1990-х гг. детский сад используется не по назначению, детские ясли перестроены и превращены в двухэтажный жилой дом. Продолжает работу только детский сад и ясли в здании по ул. Чайковского, 31 (типовой проект 1939 г.). Магазин разрушен, в столовой с 1950-х гг. располагался Краеведческий музей, с 1990-х гг. по сегодняшний день – гараж-мастерская и, соответственно, окна-витрины заложены и здание утратило характерный облик.

К сентябрю 2020 года снесены дома по ул. Маяковского, 32 и 50 и ул. Чайковского, 47. Фотографии от 17 сентября 2020 года здесь.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic