yuvlatyshev wrote in arhistrazh

Categories:

Фабрика законченного цикла обработки имени "Артема"

Фабрика законченного цикла обработки имени "Артема" (бывшая Антоновская), Пласт г., Менделеева ул., 5 — выявленный объект культурного наследия (памятник архитектуры и градостроительства), 1911-1912 гг. 

Август 1912 года. Фото из музея г. Пласта
Август 1912 года. Фото из музея г. Пласта
Местонахождение: Пласт г., Менделеева ул., 5
Местонахождение: Пласт г., Менделеева ул., 5

Официально золото вблизи современного г. Пласт начали добывать в 1845 году. Однако, по некоторым данным, золото нашли на Южном Урале гораздо раньше. Об этом свидетельствуют золотые и серебряные изделия, которые получили широкое распространение со второй половины 2-го тысячелетия до н.э. Доподлинно неизвестно, как обнаружили золото на Кочкаре, сохранились лишь несколько легенд. Все легенды связаны с именем первого золотодобытчика Южного Урала Павла Емельяновича Бакакина. Первая легенда  гласит,  что  в  1842  году  в  уездном  городе  Троицке  произошел большой пожар. Он уничтожил почти 300 жилых домов. Троицкий купец второй гильдии Павел Бакакин, полагая, что для строительства новых домов понадобится много известняка, открыл карьер по добыче мрамора на землях Кособродской станицы на берегу р. Каменки. Первые крупинки золота были обнаружены именно при ломке известняка. Вторая легенда, которая появилась в советские годы, рассказывает, что рабочие Бакакина копали колодец для питьевой воды и пересекли слои песка. При этом один из рабочих, который ранее трудился на Миасских приисках, решил попробовать промыть пески и обнаружил золото. Согласно третьей легенде, первое золото нашли в зобе убитой на охоте птицы. Видимо, в основе каждой из них  лежат  конкретные  события.  Именно  П.Е.  Бакакин  основал  первый прииск Кочкарской системы, назвав его Каменно-Павловским. В 1845 году на прииске было промыто 1158066 кг золотосодержащих песков, из которых извлекли около 2,5 кг россыпного золота. Наиболее крупные разрабатываемые  в  то  время  прииски  —  Андреевский,  Гаврило-Архангельский, Екатерининский,  Каменно-Александровский,  Успенский.  Ими  владели:  П. Бакакин, А. Рязанов, Е. Зеленков, Е. Симонов, Ф. Ятес, братья Подвинцевы. В истории золотодобычи тем временем наибольший след оставили  Е.М. Симонов, а позднее – братья Подвинцевы.  Егор Митрофанович Симонов начинал работать, как и его родители, на  Миасских  казенных  золотых  приисках.   После объединения с двумя другими старательскими семьями  Жаровых  и  Семеновых,  вместе  уехали  добывать  золото  на  Кочкарские золотые прииски. Через три года артель распалась, но определенные  успехи  были  достигнуты.  На  Кочкарском  золоте  остался  работать только Симонов, сначала горным мастером у владельца золотых приисков князя  Кугушева,  а  затем  он  выкупил  в  собственность  участок  земли,  где была обнаружена богатая золотая жила. Позднее Е.М. Симонов приобрел еще  несколько  приисков.  Несмотря  на  свою  малограмотность  (овладел грамотой самостоятельно), он умело  управлял  приисками, используя старательский опыт, а для решения технических вопросов привлекал грамотных специалистов.  В 1897 году прииски Е.М. Симонова приобрели англичане и организовали «Троицкое золотопромышленное общество». Английская компания  в  начале  XX  заложила  новую  шахту  –  «Стенли».  При  строительстве всех горнотехнических сооружений использовались преимущественно деревянные конструкции. В 1868 году к добыче россыпного золота добавилась промышленная открытая разработка коренного (рудного) золота. Разработка Успенского прииска положила начало новой вехе в развитии Кочкарской золотоносной системы. Первыми здесь были братья Подвинцевы. Они приобрели несколько десятков Кочкарских приисков  и  еще  несколько  десятков  открыли  заново. Именно Подвинцевы первыми обратили внимание на рудные жилы. Пытливый  ум Подвинцевых  способствовал  появлению  и  внедрению  новых  технологий, так,  в  начале  1870  года  рабочий  Анисимов,  который  трудился  у  братьев Подвинцевых, усовершенствовал английскую дробилку Бейльдона. Он заменил каменные жернова на чугунные катки (бегуны) для измельчения руды, а лошадиную тягу на силу пара.  Назвали новую дробилку «кочкарские бегуны». Она получила распространение по всем золотодобывающим районам  России. С  годами  золотодобыча  на  Кочкаре  постепенно  стала  уходить  в глубину.  Первые  шахты  были  неглубокими  и  оснащены  самыми  примитивными механизмами. Рудоподъем работал с помощью конной тяги, поднимая бадьи с отбитой рудой. Таким же способом в шахту опускался лес для крепления выработок, а также инструмент. Поднятые на поверхность куски руды дробили на станках, отсеивали на грохотах, толкли в ступах, затем полученный песок промывали. Чтобы извлечь из такой руды полезный компонент, простого дробления и промывки песков было недостаточно. На помощь золотодобытчикам пришла химия. В 1886 году горный инженер  и  золотопромышленник  Евгений  Петрович  Зеленков  построил  и запустил на Успенском прииске Кочкарских золотых промыслов первую в Российской империи и вторую в мире фабрику по извлечению золота методом  «хлоринации»  (хлорного  выщелачивания).  Метод хлоринации позволил вовлечь в добычу более бедные жилы. Так, объемы добычи золота резко увеличились, но Е. П.  Зеленков не остановился на достигнутом. С помощью своего друга со времен учебы в Императорском горном институте Николая Батмана в 1896 году он запустил первую на Урале фабрику с использованием метода цианирования. Цианистый цикл передела впервые был внедрен на Митрофановском прииске. С 1874 года добыча золота из коренных месторождений превысила количество  россыпного  золота. В общей сложности Подвинцевы почти 30 лет разрабатывали Кочкарские прииски. Золотодобыча шла успешно, но с годами Г. Е. Подвинцев устало трудно управлять золотодобычей. Подвинцев не стал делить прииски, а решил продать дело целиком. Свой выбор  он  остановил  на  бельгийско-французской  акционерной  компании «Анонимное  общество  Кочкарских  приисков  общества  рабочих  и  служащих», которой в 1897 году и продал 85 своих приисков. Известно, что при покупке рудника все работники среднего и младшего звена сохранили свои места.  Компания  существовала  до  Октябрьской  революции.  Интересен факт,  что  ни  ранее,  ни  впоследствии  в  России  в  официальных  названиях предприятий  словосочетание  «Общество  рабочих  и  служащих»  не  встречалось.В конце XIX века-начале XX века годовой объем золота, извлеченного из недр на Кочкаре, составил более половины всей золотодобычи в Российской империи. Следует  отметить,  что  к  началу  XX  века  большинство  шахт  Кочкарского месторождения было оснащено электричеством, телефонной связью,  рельсовой  откаткой,  из  подземных  выработок  велась  откачка  воды, подавался  воздух.  

 В 1910 году Антуан Питерс Балас вступил в должность генерального директора «Анонимного общества Кочкарских золотых приисков рабочих и служащих», приняв этот пост у барона Фитингофа. На приисках, которые он возглавлял, его звали на русский лад Антон Петрович. Впрочем, происхождение Баласа до конца не известно, а вот говорил он только по русски, очень хорошо, без всякого акцента. Откуда он приехал на Южный Урал? Тоже неизвестно. Скорее всего, из С-Петербурга. 

В 1912 году (по другим данным, 8 августа 1911 года) вступает в строй Антоновская фабрика (названа в честь Баласа, сегодня – ФЗЦО им. Артёма), которая в те годы занимала первое место в России и второе в мире по оснащенности оборудованием и применяемым технологиям.Ещё в 1960-1970-х годах можно было встретить на Пластовской обогатительной фабрике оборудование, поставленное в 1912 году.

Август 1912 года. Фото из музея г. Пласта
Август 1912 года. Фото из музея г. Пласта
Из книги «Город золотой истории  — Пласт»/Р.К. Хайрятдинов. Челябинск, 2012:
Из книги «Город золотой истории — Пласт»/Р.К. Хайрятдинов. Челябинск, 2012:

Антон Петрович, очень внимательно следил за техническими новинками в своей отрасли, в том числе и за рубежом. Особенно его интересовали золотые прииски Аляски. Он всегда старался внедрить у себя на фабрике что-то новое и прогрессивное. Знал поименно каждого из инженерно-технического персонала, следил за их успехами и неудачами. И, если специалист в чем- то проявил себя положительно, то всегда помогал ему ( в бытовом отношении). О личной жизни А.П.Баласа известно совсем немного. Жена Маргарита, две дочери Жаннет и Жожо.

Конечно, всегда существовала четкая граница между руководством и простыми работниками. И всё-таки вот такой факт в истории. Когда по всему Уралу устанавливалась советская власть, и лились реки крови, в Пласте не прозвучало ни одного выстрела. Да, что там, на приисках Кочкарской системы не было зафиксировано ни одной, ни политической, ни экономической забастовки. Краевед Р.К. Хайрятдинов объясняет это тем, что со стороны руководства приисков отношение к работникам было внимательное и уважительное. Богатые тех лет умели делится с бедными тех лет. 

Первая  мировая  война  нанесла  непоправимый  урон  производству.  За несколько лет до нее практически перестали добывать россыпное золото, это стало экономически невыгодно. В результате к октябрю 1917 года уральская золотопромышленность находилась в состоянии упадка. Причинами  этого  явились  недостаточная  оснащенность  приисков,  прекращение внешних  поставок  оборудования,  реагентов,  отсутствие  золоторазведочных работ, падение курса рубля при неизменной цене на золото.  С 1913 по 1917 годы золотодобыча сократилась более чем в 10 раз: с 2 784 до 255 кг в год. Революция  также  не  способствовала  восстановлению  золотодобычи.  В  августе 1919 года на Кочкарских приисках установилась  Советская власть. Золотодобывающие предприятия Кочкарской системы в это время почти не работали: шахты были затоплены, фабрики остановлены. С января 1918 года в  России  была  внедрена  государственная  монополия  торговли  золотом  и платиной,  что  предусматривало  обязательную  сдачу  металла  в  казну  по фиксированной  цене.  Далее  последовала  национализация  частных  промышленных предприятий.  

Судьба Баласа и его семьи в дальнейшем неизвестна. Известно только, что после февральской революции или чуть раньше, он выехал в столицу. Нет, не подумайте, не сбежал. Он уехал отстаивать свои прииски. Все вокруг рушилось, прежние законы на глазах переставали быть законами, банковская система летела в тар –тарары. Как было работать в таких условиях. Антуан Питерс Балас не знал, поэтому и поехал в Питер. Там он добивался, как мог решения своего вопроса, но события сменяли себя как цветная мозаика в детских трубочках, только все было не так весело. Все это можно понять по его письмам, которые он регулярно писал на прииски. Вот последнее письмо А.П.Баласа от 18 мая 1918 года.

А отменно налаженная золотодобыча в это время пришла в упадок, подземные воды затопили шахты «Маргарита» и «Стенли», а обогатительная фабрика встала без руды. И только в 1924 году Антоновский  завод, переименованный  в  Артём-завод,  подвергся  реконструкции: с полным  восстановлением  и  обновлением  оборудования. В 1925 году  прошло  выездное  заседание  Всесоюзного  совета  народного  хозяйства  (ВСНХ),  на  нем было принято ключевое решение о восстановлении добычи драгметалла и организации мышьякового производства. Огромный вклад в возрождение Кочкарской  золотоносной  системы  внес  большевик,  горный  инженер,  заместитель  председателя  ВСНХ,  руководитель  «Главзолота»  Александр Павлович Серебровский. Именно во многом благодаря ему, в СССР начала возрождаться золотодобыча. А.П. Серебровскому удалось реализовать тактические  шаги,  которые  с  документальной  точностью  он  описал  в  своей книге «На золотом фронте». С участием А.П. Серебровского в 1920-е годы в Кочкаре был организован трест «Кочкарьзолото». Его основными задачами стали разведка и промышленное освоение Шершневского мышьяковистого месторождения, восстановление затопленных шахт Кочкарского рудного района. В эти годы были восстановлены затопленные шахты, в том числе им. Фрунзе, им. Ленина, пройдены стволы новых шахт.  Интенсивный  рост  золотодобычи  на  Кочкаре  наглядно  и  увлекательно  описан  в  книге  американского  инженера  Джона  Д.  Литтлпейджа.  Перед  назначением  автора  книги  на  должность  главного  инженера «Кочкарьзолота» в 1927 году здесь добывалось 288,4 кг золота, а  год его отъезда  в  1937  году  –  1813,8  кг.  Джон Литтлпейдж стал первым и единственным гражданином США, который был удостоен трудовой награды – ордена Трудового Красного знамени.  

Источники: https://ok.ru/nezabytay/topic/65301432251848;

История разработки Кочкарского месторождения золота/Н.А. Денисова, Р.К. Хайрятдинов // Известия ТулГУ. Науки о Земле. 2020. Вып. 1. С. 211-227 — https://cyberleninka.ru/article/n/istoriya-razrabotki-kochkarskogo-mestorozhdeniya-zolota

2012 год. Из книги «Город золотой истории  — Пласт»/Р.К. Хайрятдинов. Челябинск, 2012:
2012 год. Из книги «Город золотой истории — Пласт»/Р.К. Хайрятдинов. Челябинск, 2012:

Июль 2020 года. Фото: Ю. Латышев:


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic