yuvlatyshev wrote in arhistrazh

Category:

Дом, в котором жил начальник Южноуральского управления строительства Г.М. Середа

Дом, в котором жил начальник Южноуральского управления строительства Г.М. Середа, г. Озерск, Царевского ул., 6 — выявленный объект культурного наследия (памятник истории), 1947 г.

2018 год. Фото: А. Наумов
2018 год. Фото: А. Наумов
Местонахождение: г. Озерск, Царевского ул., 6
Местонахождение: г. Озерск, Царевского ул., 6

Середа Геннадий Максимович (27.03.1935, с. Орловка Чулымского района Новосибирской обл.— 10.11.1991, Озерск), инженер-строитель, хозяйственный руководитель. Окончил Кемеровский горный институт (1958), аспирантуру при Новосибирском инженерно-строительном институте. С 1958 года работал в строительных организациях Новосибирска и Алтайского края (г. Алейск): прораб,  мастер, технолог, инженер; начальник строительных работ, затем — СМУ, треста. В 1968 году инициировал создание одной из первых в УС «Сибакадемстрой» группы по разработке и внедрению автоматизированной систем оперативного планирования и управления строит. производством. Руководил возведением зданий нескольких НИИ Сибирского отделения АН СССР (1960-е гг.). В 1974 году работал на строительстве Игналинской АЭС (Литовская ССР): заместитель начальника Северного управления строительства (УС). Руководил строительством основных объектов Игналинской АЭС и сернокислотного завода в г. Желтые Воды, жилых микрорайонов в посёлке Снечкус. В 1986 году участвовал в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, в короткие сроки на заражённой территории организовал работу всех строительных подразделений. В 1986—1991 годы начальник Южноуральского УС в Челябинске-65 (ныне Озерск). В этот период в Озерске и прилегающей к нему сельской местности построены 9 детских садов, 3 базы отдыха, средняя школа, хирургический корпус городской поликлиники, детская библиотека, несколько магазинов, очистные сооружения, 2 животноводческих комплекса; сдано в эксплуатацию около 16 тысяч кв. м жилья, 220 км дорог с твердым покрытием; в Кыштыме введены в строй первый в стране комплекс по выпуску медной фольги, 2-я очередь горно-обогатительного комбината; построены промышленные здания на территории ПО «Маяк», литейный цех на Каслинском машиностроительном заводе. За комплексную застройку одного из микрорайонов Озерска коллектив Южноуральского УС награжден дипломом 2-й степени Госстроя РСФСР. 

СЕРЕДА

9 ноября 1991 года  ушел из жизни Геннадий Максимович Середа. Ему посвящена одна из глав книги Валентина Черникова о Южно-уральском управлении строительства. Ниже воспоминания, собранные и подготовленные к печати журналистом городского радио.

     Имя Геннадия Максимовича в истории ЮУС - одно из самых почитаемых. Это была личность настолько яркая, оригинальная и динамичная, что рассказы о Середе будут передаваться из уст в уста многие годы. Он покорил стройку, город и область буквально за несколько месяцев. И дело не только в том, что вскоре после приезда в Челябинск его избрали в Совет, горком и исполком. Нет. Эти титулы носили и прежние начальники строительства. Быть во всякого рода "комах" руководителям такого ранга, как говорится, полагалось по должности. Главное, что он сумел в короткий срок вывести из прорыва свое предприятие и предложил интересные пути решения ряда городских проблем.

Из газеты "Челябинский рабочий": "Раньше, что ни сессия городского Совета, что ни заседание горкома партии, то перечисление многочисленных долгов строителей. План не выполнялся хронически. Особенно волновало город отставание в строительстве жилья. Приехал Середа - и ЮУС словно подменили. Перевыполняется увеличенный в полтора раза план жилищного строительства (причем дома сдаются строго по графику, а не как бывало - в конце года), резко возрастает производительность труда, люди начинают получать хорошую зарплату. Стройка превращается в одно из самых престижных предприятий города".

     Чтобы в короткий срок совершить переворот в 10-тысячном коллективе, одного желания мало. Требуется еще глубокое знание дела, незаурядные организаторские способности и сильный характер. Кстати, особую важность в этом двуединстве второго условия очень любил подчеркивать Середа: "Что делать?", мы, как правило, знаем хорошо. Поэтому одна за другой появляются всякого рода программы. Программа "Квартира", продовольственная программа, программа борьбы с пьянством. Но когда встает вопрос "как делать?" - тут у нас чаще всего мозгов не хватает, и программы одна за другой проваливаются. И так будет до тех пор, пока к руководству не придут настоящие профессионалы". Высокий профессионализм Середы отмечали даже самые маститые строители в городе. Он хорошо знал не только "что делать?", но и "как делать?".

     Предпринятые им с первых дней меры были очень многообразны, они в корне меняли всю систему работы, но прежде всего он разобрался со своими ближайшими помощниками.

Из рассказа Е.Я. Флейшмана: "Середа никого не привез с собой, это было не в его правилах. Он быстро нашел, на кого опереться в нашем коллективе. Тут, с одной стороны, его природное чутье и умение хорошо разбираться в людях, а с другой - несколько испытанных приемов работы с кадрами. Один из этих приемов - предъявить к руководителю повышенную жесткость и требовательность. Дает, допустим, какой-то важный, стоящий на контроле вопрос - и каждый день изволь докладывать о продвижении дела. По определению самого Геннадия Максимовича, это называлось "ставить на выдержку". Иногда "выдержка" продолжалась одну-две недели, а иногда и месяц".

     Все зависело от ума, профессионализма и разворотливости работника. По окончании этого своеобразного испытательного срока Середа принимал решение о его пригодности или, наоборот, об отставке.

     Буквально за 3-4 месяца после своего прихода он сменил 5 крупных руководителей. Мера, конечно, суровая, но ему важно было показать, что он не посчитается ни с кем, если речь идет о плохой работе. Начальник, по его убеждению, должен держать коллектив в руках, а это возможно только в том случае, если начальник действует решительно. Решительность у Середы с молодости. Первое свое назначение на руководящую должность он тоже отметил основательной перетряской. Было это в 1963 году в Новосибирске, где 27-летнего Середу назначили директором завода в управлении промышленных предприятий.

Г.М. Середа на встрече со шведскими предпринимателями.
Г.М. Середа на встрече со шведскими предпринимателями.


    Он приезжает на завод и, минуя контору, сразу направляется по цехам. Когда зашел в бетонный, там как раз трое рабочих расположились выпить.

     - Вы чего это, мужики, задумали?

     - Да вот, устали и решили пропустить по маленькой. Давай с нами.

     - А разве здесь можно?

     - А кто нам запретит? Правда, сейчас, говорят, нового директора назначили. Ну да ничего. При старом пили и при этом пить будем.

     Налили, чокнулись, Середа тоже поднял стакан, но потом говорит:

     - Вот что, ребята, я и есть тот самый новый директор. Поэтому налили вы тут последний раз. О старых порядках придется забыть.

     - Ладно, пацан, какой ты на хрен директор. Тяни давай, не разыгрывай комедию.

     - Эта комедия может быстро обернуться для вас трагедией. Марш по местам, я сказал!

     Вскоре почувствовал крутой нрав "новенького" и главный бухгалтер. Главбухи почти везде на особом положении, но этот, пользуясь попустительством и слабохарактерностью бывшего директора, был крайне амбициозным и фактически руководил заводом, (хотя финансистом являлся весьма слабым и учет основательно подзапустил). Ему, естественно, хотелось руководить и дальше, но Середа, быстро разобравшись что к чему, издал приказ о его увольнении.

     - Ты еще сопляк, чтоб меня увольнять, - не поверил в случившееся тот и на следующий день как ни в чем не бывало вышел на работу. - Скорее ты вылетишь отсюда, чем я.

     - Насчет меня пока вопрос не стоит, а вы здесь точно работать не будете. Сегодня же отдаю распоряжение солдатам, чтоб вас сюда больше не пропускали.

     Так и сделал. Какое-то время обескураженный главбух ходил под окнами, слышались обвинения в "хулиганстве" и угрозы, что "он подаст в суд". Но новый директор был непреклонен. Прошло несколько недель, и на заводе была наведена строжайшая дисциплина. Без дисциплины он не мыслил нормальной работы.

Из радиопередачи:

     "- В этом голу к вам приехал новый начальник. Есть у вас о нем какое-то мнение?

     - Отличный начальник.

     - Чем же он вам так понравился?

     - Организатор хороший. Он первый так сделал, что нам вовремя идут материалы. А раз идут материалы, значит, есть выработка, есть выработка - есть и заработок.

     - Бытовки он нам хорошие сделал. Тепло, есть где помыться, переодеться, пообедать, газету почитать. Раньше такого не было.

     - Очень толковый, грамотный мужик. И в жизни, и в стройке все понимает. Я уже 30 лет работаю, много начальников стройки видел, этот - самый толковый. Он сразу, как только вошел в дело, дал нам фронт работы. Летом готовим фундаменты под дома, а зимой ведем монтаж. А то, бывало, зимой и копали, и бетонили. Он все сделал как надо, значит, это сообразительный человек. И дешевле получается, и быстрее, потому что мерзлую землю долбить не надо. У нас теперь настоящий конвейер, один за другим идем.

     - У вас на объектах он часто бывает?

     - Да каждую неделю и - что непривычно - без свиты. Один все обойдет, проверит, кого надо накажет, и дело движется".

     Слова о фундаментах прозвучали неслучайно. Это было одно из тех решений Середы, которые разом разрубили целый клубок проблем. А проблемы переплелись такие: невыполнение планов строительства жилья, большой объем земляных и бетонных работ зимой, неполное использование мощностей ДСК. Стройка вместо того, чтобы подгонять производившее детали домов предприятие, напротив, сдерживала его. Склады ДСК порою были переполнены готовыми стеновыми панелями.

     Середа увидел выход в том, чтобы отказаться от годами сложившейся и вроде бы вполне логичной последовательности, по которой СМУ сначала полностью заканчивает строительство одного дома, а потом приступает к закладке фундамента под другой. "Основания надо закладывать с опережением, - решил Середа. - Когда будет запас оснований, работа пойдет намного быстрее".

     Так и сделали. Сначала все управления (в том числе и не строительно-монтажные) готовили под его личным контролем фундаменты (получилось сразу 6), а потом приступили к монтажу стен. И темпы выпуска жилья достигли рекордной отметки - 100000 квадратных метров в год.

   Брать на себя решение самых сложных хозяйственных, организационно-экономических проблем - одно из личных правил Середы. По его мнению, руководитель должен быть мотором и мозгом своего предприятия.

     Восхождение Середы было очень стремительным.

1960 - начальник цеха железобетонных изделий (ЖБИ);
1961 - главный технолог завода;
1963 - директор завода в Управлении промышленных предприятий;
1965 - главный инженер СМУ-2 (СМУ строило ракетные точки на Алтае);
1966 - начальник этого же СМУ;
1967 - главный инженер СМУ-2 "Сибакдемстроя";
1967 - начальник этого же СМУ;
1973 - начальник треста "Сиборгтехстрой";
1974 - зам. начальника строительства;
1975 - начальник строительства.

     В 1975 году ему еще не было и сорока, он стал самым молодым начальником строительства в министерстве.       В "Сибакадемстрое" Геннадий Максимович проработал дольше всего, и в это время формирование его как профессионала было особенно интенсивным. Во-первых, совершенно уникальные объекты (вычислительный центр, институт неорганической химии и пристройка к институту ядерной физики), а во-вторых, изысканное окружение. Редкая неделя проходила без встречи с кем-нибудь из больших ученых. В частности, Геннадий Максимович был тесно связан с академиками Марчуком, Белявским и Будкером. Будкер особенно ценил хорошую деловую хватку Середы, его умение увидеть проблему по-своему. Поэтому неоднократно приглашал на заседания ученого совета.

     При каждом переходе на новую должность Середа устраивал себе семестр активной самоподготовки. Заваливал стол книгами, журналами и газетами и просиживал над ними до глубокой ночи. Но во время работы в "Сибакадемстрое" он занимался особенно много. Чтобы иметь должный уровень научной и технической подготовки, даже поступил в аспирантуру и защитил впоследствии кандидатскую диссертацию. Генерал Иванов, возглавлявший в то время академическую стройку и готовившийся на пенсию, прочил Середу на свое место. Так оно, наверное, и произошло бы, поскольку молодому начальнику СМУ не было достойных конкурентов, если бы в 1974 году Семендяев и Славский не вызвали его в Москву и не предложили стать начальником строительства на Игналинской атомной станции.

     Предложение построить атомную станцию, а вместе с ней и новый город, так понравилось Середе, что он немедленно дал согласие. Хотя начинать предстояло на совершенно голом месте, не имея в своем распоряжении ни одного строительного участка. Вместе с ним в Литву уехали только начальник отдела кадров да зам. по общим вопросам. Но это его нисколько не пугало, а даже, напротив, вдохновляло.

     Первый камень в здание первого дома города Снечкуса он закладывал вместе с руководителями республики. Событие было обставлено очень торжественно.

Из рассказа В.Ф. Середы: "В 1974 году мы приехали в Литву, а уже в 1976 Геннадию Максимовичу предложили должность заместителя министра строительства. Семья была "за", а он отказался. Его прежде всего привлекали не должности, а дело. Поэтому через 2 года последовал отказ и на предложение стать министром. Ему хотелось построить атомную станцию, а вместе с ней - удобный, красивый, нестандартный город Снечкус. Он жил и дышал стройкой. Но тут его планы резко разошлись с планами Славского. Если Славскому прежде всего нужна была атомная станция, то Середа делал все возможное для первоочередного и качественного строительства жилья, школ, больниц, магазинов, детских садиков. Сначала, считал он, надо создать условия для людей. Кроме того, Геннадий. Максимович уделял большое внимание развитию промышленной базы строительства.

     Это не понравилось министру, и в 1981 году Геннадия Максимовича вызывают в Москву. Там ему сначала объявляют благодарность, а потом отстраняют от должности. Якобы в связи с переводом на другую работу. На какую другую работу? Почему? Прямо ответить на эти вопросы не смог даже начальник Главка Москвин. Для него, как он объяснил, приказ тоже явился полной неожиданностью.

     Прошло какое-то время, и место "другой работы" объявили: город Горький. Там тоже намечали строить атомную станцию. Тепловую, правда. Но Геннадий Максимович от предложения отказался. Отказался также от визита к Славскому ("Не хочу с ним встречаться"), взял путевки, и мы уехали в Судак.

     Однако отдыха не получилось. Оскорбленный Геннадий Максимович буквально не находил себе места. Ведь его убрали со стройки за то, чем потом будут хвалиться и ради чего повезут в Снечкус многочисленные делегации. Вот, дескать, пример умного подхода к решению социальных задач не в ущерб производственным.

Г.М. Середа в группе сопровождения Б.Н. Ельцина во время визита президента в Челябинск-65.
Г.М. Середа в группе сопровождения Б.Н. Ельцина во время визита президента в Челябинск-65.

     После возвращения из Судака Геннадия Максимовича вызвали в Москву и предложили должность заместителя начальника строительства в Желтых Водах. Второсортная стройка, ничего интересного в перспективе. До сих пор не могу понять, почему он согласился туда поехать? Может, решил выждать время? Может, захотел просто сменить обстановку? Может, еще что - не знаю. Но ему там все время было тяжело, я чувствовала в нем постоянную неудовлетворенность. Поэтому, когда в 1986 году произошла авария на Чернобыльской АЭС, он тут же написал заявление, что хочет поехать туда.

     Работал вместе с сыном непосредственно на скафандре. Самое опасное место, но в его телефонных рассказах не было и тени тревоги. Он, напротив, совершенно преобразился и мог, не умолкая, говорить о сложности и интересности решаемых там проблем. Кончился один срок - остался на второй, но, несмотря на физическую измотанность, вернулся оттуда совершенно другим человеком. Чернобыль, как ни странно, помог зарубцеваться его душевным ранам.

     После Чернобыля предложили очередную атомную станцию - на этот раз Южно-Уральскую - и он согласился. Хотелось большого, интересного дела".

     То, что на стройку приехал очень неординарный, независимого характера начальник, город понял по первым же его выступлениям на депутатских сессиях. Они были очень неожиданными для многих как по глубине анализа и смелости формулировок, так и по оригинальности предложений. Он даже осмелился противоречить директору комбината. И не просто противоречить, а темпераментно и убедительно доказывать его неправоту. Такого раньше никто себе не позволял. Тем более, публично. Постепенно и на сессиях, и на исполкоме при обсуждении спорных вопросов инициатива стала переходить к Середе. Людям импонировал сам его подход к проблемам.

Первый заместитель министра Н.А. Семенов на строительстве Игналинской АЭС. Фото из семейного архива Г.М. Середы.
Первый заместитель министра Н.А. Семенов на строительстве Игналинской АЭС. Фото из семейного архива Г.М. Середы.

Из рассказа В.Ф. Середы: "Геннадий Максимович всегда был очень занят, поэтому детьми занимался мало. Иногда мне даже завидно было наблюдать, как идет чей-то папа, держит за руки детей и что-то с ними обсуждает. У нас такое бывало редко. Тем не менее, его влияние на детей было огромным. Почему-то они поняли и восприняли нутром прежде всего отцовские начала. В них я вижу его темперамент, его максимализм, его отношение к жене, его рыцарство, если вспомнить это старое, но хорошее слово.

     Ведь Геннадий Максимович ничего не делал равнодушно. Уж если работал, то до упаду, если любил, то на полную катушку. Так он выражался. Органически не принимал ничего ординарного. Даже цветы он никогда мне не дарил просто так, обязательно с какой-нибудь выдумкой, с мальчишеским порывом. Помню, лежала я в ленинградской больнице. Дело было весной. Одновременно расцвели ландыши и сирень. Такое редко бывает. Просыпаюсь как-то и слышу: "Боже, сколько цветов-то! Продавать, что ли, привезли". Это говорит женщина, стоящая у окна. Я поднимаюсь, подхожу: стоит УАЗик, из его дверей мужчины вынимают полные ведра великолепных ландышей и сирени. Мне сразу показалось во всем этом что-то знакомое. Но я не могла понять что, пока из машины не вышел Середа. Теперь все ясно. Разве может Середа приехать с обыкновенным букетом! Он уставил цветами весь этаж.

     Удивить, обрадовать, поразить - это было у него в крови. Он никогда не забывал о цветах, как бы занят ни был".

     Видимо, Геннадий Максимович слишком щедро тратил свои силы. Однажды вечером, не выдержав постоянно высокого темпа жизни, его сердце остановилось. Это было во всех отношениях преждевременно. И возраст невелик - всего-то 56 лет, и для дел, которые он замышлял, как раз начали созревать нужные условия. Ликвидация диктата, свобода действий, если надо - риск, предпринимательство. Это именно то, что требовалось Середе.

Источник: Черников В. Середа // Озерский вестник. - 1994. - 12, 15, 16 ноября.

2018 год. Фото: А. Наумов:


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic