yuvlatyshev wrote in arhistrazh

Categories:

Дом Чижова

Дом Чижова, г. Катав-Ивановск, Карла Маркса ул., 20 — выявленный объект культурного наследия (памятник архитектуры и градостроительства), к. XIX в.

Местонахождение: г. Катав-Ивановск, Карла Маркса ул., 20
Местонахождение: г. Катав-Ивановск, Карла Маркса ул., 20

Дом с фундаментом и цоколем из мергеля принадлежал купцу Чижову, который занимался торговлей мануфактуры. Его лавка была на базаре. Наследников и родственников не было, дом отошел государству.  В 1950-е годы  в здании размещалась редакция «Авангард». В 1970-е годы  в нем располагалась организация «ДОСААФ», внизу был склад оружия. В 1990-х годах в здании находилось муниципальное предприятие «Водоканал». С 2006 г. находится отдел дознания полиции г. Катав-Ивановска. 

Зинаида Гудкова «Уфимские лесопромышленники Чижовы» //Евразийский журнальный портал, Бельские просторы, № 7 (200) Июль, 2015 г.

Крезами, чье богатство вошло в поговорку, называли самых состоятельных купцов Чижовых в Уфе их современники. Два каменных двухэтажных больших дома, каменный одноэтажный дом на улице Большой Казанской 6, 8 и 10 (ныне на улице Октябрьской революции) были на самой крупной недвижимой собственностью Чижовых. В пригородной деревне Миловке жене Федора Егоровича Ираиде Алексеевне принадлежало крупное имение и большой старинный помещичий дом постройки конца XVIII века. В Уфимской губернии находились их крупные землевладения с лесами и пристанями по рекам Белой, Уфе, Симу. Потомки Чижовых породнились с известной на Урале фамилией горных инженеров, Гассельблатов из древнего шведского рода, один из которых был автором проекта и строителем магнитогорского металлургического комбината.

Федор Егорович Чижов происходил из крепостных крестьян Катав-Ивановского завода, принадлежащего князю Эсперу Александровичу Белосельскому-Белозерскому. Осиротев, воспитывался в семье Бисяриных. За острый ум и любознательность был замечен владельцем завода, взят в услужение казачком, затем по воле князя переехал в Петербург и получил образование.

По рассказам правнучки Федора Егоровича И. Ф. Чижовой, ее прадед вернулся на Катав-Ивановский завод и, находясь на службе у князя, сопровождал весенние караваны с железом на Нижегородскую ярмарку. Замечая опасные для сплава места, где часто разбивались барки, предложил владельцу завода взорвать препятствующие судоходству скалы. Его предложение было осуществлено на деле и принесло князю заметные выгоды, а Федору - щедрое вознаграждение. Много лет спустя, уже самостоятельно осуществляя сплав железа с верховьев реки, он за свой счет поднимал со дна затонувшее ранее железо и продавал его на ярмарке. Так образовался первоначальный капитал.

В 1881-82 годах он покупает у Д. С. Волкова 9 500 десятин земли близ деревни Средние Лемезы в Урман-Кудейской волости за 64,8 тысячи рублей, с 1881 по 1886 годы – у купца А. М. Юрьева 10 830 десятин земли в той же волости при деревне Казаяк-Кутушевой на реке Сим под названием Юрьева пристань.

В последующие восемь лет Ф. Е. Чижов совершает около сорока подобных сделок по скупке земель и становится крупнейшим землевладельцем нашего края. Земли он отдавал частично в аренду, на лесных массивах вел лесоразработки, сплавлял лес плотами к Уфе на свой Федоровский лесопильный паровой завод за Оренбургской переправой. В Уфе и на своих лесных пристанях вел крупную торговлю лесом и лесоматериалами.

За свою благотворительную деятельность Федор Егорович Чижов получил почетное гражданство. Документ, врученный ему по этому поводу, несет в себе богатый колорит прошлой эпохи и поэтому приводится полностью:

«Император и Самодержец Всероссийский, Царь Польский, Великий князь Финляндский, и прочая, и прочая, и прочая. Манифестом в 10-й день апреля 1832 года установлено сословие почетных граждан, на правах, в оном предначертанных; а как верноподданный наш, Уфимский первой гильдии и кавалер ордена Св. Анны 3 степени Федора Егоровича Чижова с его женою Ираидою Алексеевной, сыном Александром, дочерью Мариею Федоровыми, женою умершего сына Михаила – Елизаветой Васильевою и ее детьми: Михаилом, Николаем, Дмитрием, Сергеем и Федором Михайловыми в сословие почетных граждан, ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ повелеваем пользоваться как ему, так и его потомству всеми правами и преимуществами Манифестом сему сословию дарованными. Во свидетельство чего повелели мы сию грамоту Правительствующему Сенату подписать и государственною печатью нашею укрепить. Дана в Санкт-Петербурге сентября 29 дня 1894 года».

Министр внутренних дел егермейстер Силягин 3 мая 1900 года доносил царю следующее: «Уфимский губернатор доносил, что потомственные почетные граждане Федор и Александр Чижовы пожертвовали городу Уфе, для учреждения постоянной больницы, два дома с полною обстановкаю на 30 кроватей, стоимостью 10 824 рубля, о таковом пожертвовании всеподданнейшим долгом поставляю довести до Высочайшего сведения Вашего Императорского Величества».

Больница на улице Телеграфной так и называлась «Городская больница с амбулаторией и аптекой им. Ф. Е. Чижова» (позже – жилой дом № 46 на улице Цюрупы).

Инспектор духовной семинарии статский советник Евгений Андреевич Зефиров в журнале «Уфимские епархиальные ведомости» (1900, № 9) опубликовал некролог, в котором сообщалось: 4 апреля 1900 года скончался почетный блюститель при духовной семинарии его степенство, первой гильдии купец Ф. Е. Чижов. Обязанности блюстителя… он нес с 1889 года. Ему семинария обязана переустройством заново семинарской домовой церкви…он жертвовал и устроил церковь в два света. Затем сооружен им совершенно новый иконостас и св. иконы, хоругви… Далее в некрологе отмечалось, что он был блюстителем и при Уфимском мужском духовном училище, где им совместно с Д. И. Стахеевым была устроена новая домовая церковь, иконостас и все необходимое для храма.

«Помимо семинарии и духовного училища, Федор Егорович имел много почетных достижений и по другим учреждениям. Так он был некоторое время градским головою и состоял попечителем детских приютов, где он сделал много денежных пожертвований на устройство и содержание приюта в Уфе, и сверх этого в заводе Катав-Ивановском пожертвовал для приюта каменный двухэтажный дом и капитал 10 тыс. рублей на содержание и обеспечение приюта, а в Уфе пожертвовал двухэтажный деревянный дом под больничное помещение и многое другое».

После смерти мужа его жене Ираиде Алексеевне Чижовой перешли по наследству все имения мужа. Кроме купленного на ее имя поместья в деревне Миловке, она получила Языковую земельную дачу вблизи Благовещенского завода Уфимского уезда - 4 020 десятин, Михайловскую дачу в Кси-Табышской волости Стерлитамакского уезда – 9 194 десятины, Кысыкскую дачу в Урман-Кудейской волости Уфимского уезда близ села Мана-Гора – 1 270 десятин и Богдановскую дачу в Свято-Троицкой волости Уфимского уезда близ станции Тавтиманово – 520 десятин.

Ираида Алесеевна отличалась большим умом, силой характера и еще при жизни мужа принимала активное участие во всех его делах. Оставшись одна, она все взяла в свои руки и энергично продолжала предпринимательскую деятельность до самой революции. Своему сыну Александру она выделила только 100 десятин из миловского имения и заставила его построить там крахмальный завод, да позже передала ему в управление Федоровский лесопильный завод за Оренбургской переправой.

По воспоминаниям ее внучки, О. А. Чижовой, Ираида Алексеевна всегда «ходила в шелках и бархатах», но это не мешало ей выполнять «совсем мужские дела». Например: «шел сплав леса ранней весной, она поехала посмотреть, как прогоняют плоты. День был предпраздничный, работа у бурлаков не ладилась, а необходимо было закончить ее в тот же день. Ее советов, которые она давала с берега, не понимали или делали недостаточно четко, тогда она сама пошла в реку и по пояс в воде пробовала с артелью, пока все не закончили».

Ираида Алексеевна не только успешно продолжала лесопромышленную и торговую деятельность, но и значительно расширила географию рынков сбыта, широко использовав для этого близость железнодорожных станций к земельным и лесным дачам. Так она основала новый лесопильный завод на станции Улу-Теляк, где у нее постепенно работали 15 человек, в Миловке устроила новые лесопильный и мукомольный заводы, продукцию которых отправляла по железной дороге со станции Уфа. Там у нее постоянно работали 40 человек, кроме того, приобрела склады для лесоматериалов при станции Давлеканово и в черном Яру при Березинской ветке, откуда также оправляла лесоматериалы и хлеб с собственных полей на внутрироссийские рынки. 

В архиве сохранилось описание миловского имения И. А. Чижовой 1917 года. Земли было 6 809 десятин. С 1911 года действовала трехпольная система севооборота, было пять стад различного скота. Молоко и масло продавались в Уфе. В хозяйстве трудились около 90 наемных рабочих и служащих. В имении была оранжерея и большое недвижимое имущество с отличным сельскохозяйственным инвентарем, конный завод с ипподромом и манежем. Еще при жизни Федора Егоровича была построена больница, которая позже была отведена под школу.

Плотина и мельница на Лазоревом пруду создавали огромный водоем, по берегам которого были разбиты отличный парк и огромный плодовый сад. В миловском доме у Ираиды Алексеевны был свой кабинет. Ее внучка вспоминала: «Приезжала она всегда на черной тройке в изящном солидном экипаже, обитом черной кожей, в шляпке с вуалеткой и с неизменным ридикюлем в виде маленького чемоданчика, где хранила все важные документы и векселя. В ушах у бабушки сверкали одни и те же серьги – бриллиант величиной с лесной орех, такое же кольцо на пальце».

Ираида Алексеевна в Уфе всегда была членом губернского попечительства детских приютов и вела широкую благотворительную деятельность. «Уфимские епархиальные ведомости» за 1900 год отмечали, что Ираида Алексеевна с сыном Александром построили на свои средства один из лучших деревянных храмов  в Уфимской епархии в чувашском селе Кубово. Во время войны она отдавала свои дома в Уфе беженцам и помогала раненым.

Вот что писала об этом ее внучка: «Не знаю, конечно, всего объема ее благотворительных работ, но, видимо, они были незаурядными, так как она получила подарок от Николая II – бриллиантовую ветку сирени, величиной чуть меньше стакана. Широко занимаясь благотворительностью после смерти деда, она имела все правительственные награды, предусмотренные в России для женщин, так что во время войны ее уже нечем было награждать официально, и поэтому появилась эта ветка сирени».

Миловское имение до самой революции принадлежало И. А. Чижовой. Перед отъездом из Уфы оно было заложено ею в Волго-Камском банке за 2 миллиона рублей. Умерла Ираида Алексеевна в Петербурге в 1919 году.

2016 год
2016 год
2019 год
2019 год

Информация об объекте и фотографии предоставлены О.В. Сидоровой (краеведческий музей, г. Катав-Ивановск).

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic