yuvlatyshev wrote in arhistrazh

Categories:

Дом, где жил Герой Советского Союза С.Ф. Кондрин

Дом, где жил Герой Советского Союза С.Ф. Кондрин, г. Усть-Катав, Кондрина ул., 38 — выявленный объект культурного наследия (памятник истории), 1915, 1918-1936 г.

2017 год
2017 год
Местонахождение: г. Усть-Катав, Кондрина ул., 38
Местонахождение: г. Усть-Катав, Кондрина ул., 38

Дом бревенчатый, рубленный в «обло» пятистенник на каменном фундаменте. Окна прямоугольные со строгими наличниками. Стены обшиты тесом «в елочку». Крыша стропильная, четырехскатная, крыта железом, покрашена. С южной стороны пристроена тесовая веранда с односкатной крышей. 

С западного фасада к дому примыкают въездные ворота во двор. Перед северным и восточным фасадами металлической оградой обнесен палисадник. На стене дома в 1967 году установлена мраморная мемориальная доска (0,5х0,3м) с рельефным текстом: «В этом доме жил Герой Советского Союза и Герой труда Кондрин Сергей Фёдорович».

Кондрин Сергей Фёдорович (1918 – 1945) – майор, командир эскадрильи 18 гвардейского Севастопольского авиаполка дальнего действия. 

Семья Кондрина Федора Ивановича (слева Сергей Федорович Кондрин)
Семья Кондрина Федора Ивановича (слева Сергей Федорович Кондрин)

Сергей Кондрин родился 12 сентября 1918 года в г. Усть-Катаве в семье рабочего вагоностроительного завода. Учился в Усть-Катавских школах № 3 и № 1, окончил 10 классов.

Кондрин С.Ф. с товарищами по школе (слева)
Кондрин С.Ф. с товарищами по школе (слева)

Его школьный товарищ А. Сазиков вспоминает:

Мы сидели с Сергеем за одной партой, слева у стены, в третьем ряду. Был он очень общительным, и увлечения у него были самые разнообразные. Любил шахматы, спорт, особенно коньки и лыжи. Участвовал во многих районных соревнованиях. Активный общественник, Сергей работал пионервожатым, в комсомольском посту по борьбе с лодырями и прогульщиками, помогал в ликвидации безграмотности. И на всех субботниках был он непременным участником.

В 1936 году после окончания Усть-Катавской средней школы направлен в городе Чкалов (ныне – Оренбург) в Чкаловскую школу военных летчиков (Чкаловское военное авиационное училище лётчиков), которую окончил в 1939 году в звании лейтенанта. 

«Живу, Сашка, хорошо, все идет нормально, — писал он своему школьному другу. — Работы вообще много, так что хоть сегодня и выходной, но с утра до обеда занимался. Через месяц буду сдавать зачеты по двенадцати предметам. Нужно поосновательней подготовиться.

…Был интересный случай у меня на днях. Летали мы на высоте 25—50 метров, так как была низкая облачность, а у нас по программе есть низкие полеты. Инструктор не хотел выпускать меня самостоятельно: я при посадке грубо ткнулся о землю… Но потом инструктор подзывает опять меня и говорит: «Садись. Полетишь один». Взлетел. Иду на посадку. Смотрю: не рассчитал. А высота мала, тянуть нельзя. На низкой высоте я даю полный газ и ухожу на второй круг. Опять захожу на посадку. И как назло — пошел дождик. Залепило мне все очки и козырек, и ничего не видно. Я снял очки — опять ничего не видно… Забыл убрать газ. С газом машина коснулась земли, потом отлетела и опять — к земле… Но я тут же очухался, прижал ее, и она покатилась по земле.

Инструктор снова меня поругал за то, что на низкой высоте делал разворот… Ну, потом он мне опять дал летать, и я еще целых четыре полета сделал…»

В своей записной книжке Сергей делал пометки, записи. Они неоспоримо свидетельствуют о широте и разносторонности его интересов. Какими бы напряженными ни были занятия в авиационных классах и на полевом аэродроме, он всегда находил время, чтобы побывать в кино и в театре. В течение января 1938 года он посмотрел в драматическом театре пьесы «Дети солнца», «Таня», «Падь Серебряная», а в театре музыкальной комедии — оперетты «Веселая вдова», «Сотый тигр», «Сорочинская ярмарка», «Роз-Мари», «Свадьба в Малиновке». Не забывал и о книгах, много читал.

Все чаще и чаще в записной книжке Сергея появлялись короткие фразы: «Получил письмо от Лены», «Получил письмо из Свердловска». И снова: «Пришло письмо от Лены». Он стал дружить с ней еще в школьные годы. Теперь Лена училась в Свердловске. Сергей считал ее своей невестой и с нетерпением ждал от нее вестей.

До конца 1939 года служил в районе Читы.

Кондрин С.Ф. г. Оренбург 26.06.1937 г Фото с сайта «Средняя общеобразовательная школа  № 5, г. Усть-Катав».
Кондрин С.Ф. г. Оренбург 26.06.1937 г Фото с сайта «Средняя общеобразовательная школа № 5, г. Усть-Катав».

Наступил 1941-й. Радостно начался этот год для Сергея Кондрина. Он был откомандирован на учебу в высшую штурманскую школу ночной авиации дальнего действия. Была и другая радость. Приехала к нему Лена Миронова. Но счастливая семейная жизнь продолжалась всего месяца четыре. Началась война.

Елена Кондрина, жена Кондрина С.Ф. (работала в пионерлагере "Светлячок")
Елена Кондрина, жена Кондрина С.Ф. (работала в пионерлагере "Светлячок")

В июле 1941 года Кондрин был направлен на фронт в 7-й дальнебомбардировочный полк, входивший в 40-ю, 23-ю, 51-ю бомбардировочные авиационные дивизии. В боях участвовал с августа 1941 года. В боевых вылетах принимал участие с августа 1941 года. С ноября 1941 по март 1942 года доставлял продовольствие и другие грузы в осажденный Ленинград и эвакуировал из него людей. 

С апреля 1942 по май 1943 года воевал в 750-м (с 18 августа 1942 года – 3-м гвардейском) бомбардировочном авиационном полку дальнего действия. В декабре 1942 года награжден орденом Ленина, в июле 1943 года – орденом Красной Звезды. Бомбил Берлин, Будапешт, Хельсинки, Кенигсберг.  С мая 1943 воевал в 18-м гвардейском авиационном полку дальнего действия (с 26 декабря 1944 года – 18-м гвардейском бомбардировочном полку 2-й гвардейской бомбардировочной авиационной дивизии 18-й воздушной армии). Летал на бомбардировщике ДБ-3 (Ил-4). Выполнял боевые задания в интересах различных фронтов. Бомбил стратегические военные объекты – железнодорожные станции, аэродромы, скопления войск противника, в том числе в его глубоком тылу – на территории Германии, Польши, Финляндии, Венгрии, Румынии. Участвовал в обороне Москвы, Ленинграда, уничтожении окруженной вражеской группировки в районе Сталинграда, освобождении Севастополя.  

21 ноября 1943 года газета бомбардировочной авиации дальнего действия «Красный сокол» напечатала портрет отважного летчика. Гвардии майор С. Ф. Кондрин был сфотографирован в рост в кабине своего самолета перед очередным вылетом на боевое задание.

…Самолет взлетел с аэродрома ночью. Впереди Кондрина в штурманской кабине склонился над картой гвардии капитан Савельев. Сзади — замер у пулемета воздушный стрелок гвардии старшина Полежаев. У рации — радист гвардии старшина Шумеев.

Задание, которое дал экипажу командир 18-го Севастопольского гвардейского авиационного полка дальнего действия, было обычным — перелететь линию фронта и разбомбить склады боеприпасов в глубоком вражеском тылу.

Гудели моторы. Сергей удовлетворенно вслушивался в их ритмичный однообразный гул и с благодарностью думал о механиках: «Молодцы ребята! Моторы работают, как часы».

— Проходим линию фронта, — услышал он голос штурмана.

Сергей посмотрел вниз. В кромешной темноте мерцали вспышки огня. Уменьшенные расстоянием, они казались отсюда, с высоты, совсем не страшными. Точно там, внизу, кто-то, забавляясь, чиркал спичками. Но это шла ожесточенная артиллерийская дуэль, и Сергей знал, что на земле сейчас все гудит и стонет от разрывов снарядов.

Еще два часа летели в темноте.

— Как дела, капитан? — спросил Сергей.

— Подходим к цели, — прозвучал спокойный глуховатый голос Савельева.

«Сейчас ляжем на боевой курс», — удовлетворенно подумал Сергей. И вдруг, разрезав дегтярную черноту ночи, вспыхнули ослепительные снопы прожекторов. Один ударил Сергею прямо в глаза. Он зажмурился, инстинктивным движением рванул ручку управления. Самолет пошел вверх, но ослепительные пучки света нескольких прожекторов скрестились в небе, и в центре их отчетливо был виден с земли силуэт самолета.

Гулко и часто ударили зенитки. Разрывы снарядов окружили самолет, пытавшийся укрыться в спасительную темноту. Всем телом своим, каждым нервом Сергей почувствовал, как машину вдруг тряхнуло, она, задрожав, накренилась и, теряя управление, стала проваливаться в бездну.

Навалившись на рукоятку, он огромным усилием попытался выровнять самолет. Скользнув вниз, машина вырвалась из света. Вражеские прожектористы заметались, отыскивая советский самолет. А он продолжал стремительно падать. Стрелка высотомера быстро скользила по цифрам: три тысячи метров, две тысячи восемьсот, две тысячи триста… Собрав в комок всю свою волю, Сергей пытался выровнять машину, И это ему наконец удалось.

— Цель? — хриплым чужим голосом спросил он.

— Под нами!

— Ложимся на боевой курс.

Бомбы, отделившись от самолета, стремительно понеслись вниз, и когда Сергей развернул машину на обратный курс, внизу уже бушевало море огня: горели склады боеприпасов.

Самолет шел неровно, то взмывая вверх, то круто падая. Был момент, когда командир готов был отдать приказ экипажу прыгать с парашютом. Но внизу была чужая, вражеская земля. Когда летели над линией фронта, немецкие зенитки открыли бешеный огонь. Но на этот раз ни один снаряд не попал в самолет.

Наконец внизу показался родной аэродром. Почти задевая за верхушки деревьев, машина скользнула над крышей штабного домика и, тяжело опустившись, побежала по полю. С разных сторон мчались к самолету люди. Все его хвостовое оперение было изрешечено осколками. Руль поворота и руль высоты смяты. Как с такими повреждениями долететь? Как вообще можно было держаться в воздухе, каким чудом?

От штабного домика торопливо шел к самолету командир полка.

— Товарищ гвардии полковник, — вытянулся Кондрин. — Разрешите доложить: боевое задание выполнено. Склады боеприпасов…

— Взорваны! — докончил за него командир. — Знаю. Получил радиограмму. Остальное вижу сам.

Он сделал шаг вперед и крепко стиснул руку Кондрина.

— Спасибо, Сережа! Спасибо, дорогой!

18 февраля 1944 года. У командира эскадрильи С. Ф. Кондрина очередной вылет в район Хельсинки. Экипаж многоопытный: штурман капитан Савельев, стрелок-радист старшина Шумеев, воздушный стрелок старшина Полежаев. В ночные рейсы они ходят вместе давно, понимают друг друга с полуслова.

Самолет Кондрина главный в эшелоне. Его надо абсолютно точно вывести на цель. Командир уверен в Савельеве — тот никогда не ошибался. Главное — преодолеть заградительное кольцо.

На подходе к Хельсинки в черноту ночи ударил луч прожектора. Потом одновременно в небо взметнулось множество голубоватых лучей. Они закачались, стали шарить по небу, перекрещиваться и сразу осветили все вокруг. Самолет Кондрина схватил один луч, потом над ним сошлись несколько. Заклубились разрывы снарядов, лучи слепят. Разрывы то справа, то слева и совсем рядом с самолетом. Повреждено хвостовое оперение.

Кондрин упорно продолжает идти к цели. От него теперь зависит успех всей группы. Мастерским маневром удается вырвать самолет из слепящих лучей. Савельев ориентирует точно. Сбрасываются «зажигательные», и начали бомбометание.

Уже уходя, Кондрин увидел внизу клокочущее от взрывов море огня: цель накрыли. Он изменил направление и высоту. Но вспышки разрывов так и идут следом, снова маневр и снова...

Сильно поврежденный самолет с трудом удалось довести до базы. Все закончилось благополучно.

К апрелю 1944 года совершил 216 успешных боевых вылетов, из них 183 вылета ночью. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 августа 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство гвардии майору Кондрину Сергею Фёдоровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 4065).

12 февраля 1945 года гвардии майор С.Ф. Кондрин получил приказ срочно доставить боевые документы в штаб авиационного корпуса. Ввиду низкой облачности пилот и штурман самолета вели самолёт на предельно малой высоте. При посадке самолет столкнулся с землей в районе города Каменец-Подольский. Командир корабля гвардии майор С.Ф. Кондрин, штурман гвардии капитан В.М. Савельев, воздушный стрелок-радист гвардии старшина С.Г. Роскин, а также находившиеся на борту самолета гвардии майор П.И. Резонов и гвардии инженер-капитан А.С. Сидоркевич погибли.
Все были с воинскими почестями похоронены в городе Красилов ныне Хмельницкой области (Украина).

Награжден 2 орденами Ленина (31.12.1942; 19.08.1944), орденом Красного Знамени (21.07.1943), медалями «За оборону Ленинграда», «За оборону Москвы», «За оборону Севастополя», «За оборону Сталинграда». 

Из наградного листа

С первых дней Великой Отечественной войны с германским фашизмом в действующей армии, находясь в бывшем 7-м ДБАП,  затем в 750-м, ныне 3-м ГАП, а с мая 1943 года – в 18-м гвардейском авиаполку, показал себя как бесстрашный и мужественный командир, отличный летчик. Много и упорно летает. За указанный период времени успешно произвел 216 боевых вылетов, из них ночью 183 вылета, в составе экипажа: штурмана гвардии капитана Савельева, воздушного стрелка-радиста гвардии старшины Шумеева и воздушного стрелка гвардии старшины Полежаева.

В том числе произвел 12 боевых вылетов на дальние цели по бомбардированию административных центров и военно-промышленных объектов противника Варшава, Кенигсберг, Данциг, Буковец, Будапешт, Бухарест, Хельсинки.

После последнего награждения совершил 42 боевых вылета ночью по бомбардированию железнодорожных узлов, аэродромов и эшелонов противника в районах военных действий: Таллин, Нарва, Псков, Гомель, Рославль, Полоцк и других, из них на дальние цели по бомбардированию столицы противника Хельсинки – 4 боевых вылета.

Над целью проявил бесстрашие и большое мастерство в условиях сильного зенитного обстрела противника и большого количества истребителей противника по маршруту.

В ночь на 18 февраля 1944 года, выполняя боевое задание по бомбардированию Хельсинки, самолет Кондрина был схвачен прожекторами и подвергнут сильному обстрелу зенитной артиллерии противника. Несколько осколков от разрывов снарядов пробили хвостовое оперение самолета, но летчик майор Кондрин упорно продолжал идти к цели, мастерским маневром вырвался из прожекторов и успешно отбомбился.

Неоднократно выполнял боевые задания в сложных метеоусловиях и при сильной обороне противника. Совершенствует свое боевое искусство, тактику маневрирования. Как командир авиационной эскадрильи внедряет в боевую практику свой опыт и опыт передовых летчиков своей эскадрильи. В совершенстве владеет техникой пилотирования и ночным самолетовождением в сложных метеоусловиях. Своим личным примером вдохновляет личный состав на  отличное выполнение боевых задач по разгрому немецких полчищ.

Его эскадрилья отличается организованностью, дисциплиной, что дает возможность стать передовой эскадрильей в полку. С мая 1943 года его эскадрилья под его командованием совершила 580 боевых вылетов с налетом 2280 часов, сбросила 590 тонн бомб.

Требовательный командир, заслуженно пользуется боевым авторитетом среди личного состава полка.

Достоин высшей правительственной награды – звания «Герой Советского Союза».

Командир 18-го гвардейского авиаполка гвардии подполковник Вавилов
2 апреля 1944 года.

Дом, где родился и до 1936 года жил С.Ф. Кондрин, построен его отцом Федором Ивановичем около 1915 года. В настоящее время находится в индивидуальном владении.

2009 год
2009 год

Источники: http://укго.рф/node/42;

https://ukmaou5.educhel.ru/about/tour/114677;

https://biography.wikireading.ru/297485;

http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=14274;

http://bd-chelarhiv.eps74.ru/kniga/foto.files/p0000027.jpg.htm

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic