yuvlatyshev wrote in arhistrazh

Categories:

Усадьба Кобелева

Усадьба  Кобелева, одноэтажная, деревянная, на высоком каменном цоколе, г. Касли, Луначарского   ул.,35 — выявленный объект культурного наследия (памятник  архитектуры и градостроительства),  XIX век.

2013 год. Скан с Google-панорамы
2013 год. Скан с Google-панорамы
Местонахождение: г. Касли, Луначарского   ул.,35
Местонахождение: г. Касли, Луначарского ул.,35

КОБЕЛЕВ С СЫНОВЬЯМИ В КАСЛЯХ И ДРУГИЕ: … Как свидетельствуют архивы Каслинского городского музея художественного литья, в Каслях кроме главного, известного железоделательного и чугунолитейного завода, работали четыре частных литейных (вагранки) - Михаила Никитича Тимофеева, Григория Яковлевича Кобелева, Терентия Дмитриевича Теплякова, Петра Ефимовича Плотиннова. Все они в разных количествах выпускали не только хозяйственное, но и художественное литье. По сравнению с недавним прошлым к 1910-му году масштабы выпуска художественной продукции в Каслях значительно возросли. Если к концу 19 века в поселке было всего две частных вагранки – Константина Хорошенина и Артемия Теплякова, то появление новых четырех и даже пяти литейных, выпускавших собственное литье, говорило само за себя.

… Частные владельцы каждый по-своему боролись за признание и авторитет своего производства. И если М.Н.Тимофеев старался привлечь покупателей выпуском каталога собственных изделий, (он распространялся в Екатеринбурге, Перми, Нижнем Тагиле и других городах), то солидное производство Кобелева с сыновьями, на котором к 1917-му году насчитывалось до 200 человек, выступало в Каслях в качестве одного из главных соперников «большого» завода.

К сожалению, сегодня мало, что известно о производителях частной художественной продукции в Каслях. То, что сохранилось – фотографии или немногие отливки разных предметов, подтверждают лишь сам факт существования обширного рынка изделий в Каслях. Что же касается подробностей, анализа этого явления, то такие возможности выпадают крайне редко. Так случилось, что наиболее полные сведения мне удалось получить о частном производстве Григория Яковлевича Кобелева с сыновьями в Каслях. Это произошло благодаря возможности познакомиться с неопубликованными рабочими записями уральского писателя Порфирия Илларионовича Ратушного, который побывал в Каслях в 1935 –м году.
Как водится, в записях «для себя» многое остается за кадром, на усмотрение поспешной уверенности в том, что «и так все понятно» и что-что, а важные детали уже не исчезнут. Каким же обманом оборачивается чаще всего эта надежда! Многие отрывочные фразы в записках Ратушного без хозяина (писатель был репрессирован в 1937-м году) так и остались полунамеком. Однако и они позволяют получить представление о “кобелевском” производстве.

Дело свое Григорий Кобелев получил из рук тестя Константина Хорошенина, за которым числилась с 1880–го года собственная вагранка. Зять Григорий оказался человеком с размахом и уже через короткое время сравнение было в его пользу. Если у Хорошенина поначалу числилось всего трое рабочих, то у Кобелева – 40,а позднее доходило и до 200. Не грешило и качество. Даже хозяйственное литье имело толщину - 1,5 мм. Литейная Кобелева начала повторять отливки главного Каслинского завода. Правда, сопутствовала этому далеко не лестная репутация. Рассказывали, что воровали для Кобелева с завода готовые модели. Расчеканивали их и лили. Зато и собственные модели были выставлены напоказ. Распоряжался ими хозяин по своему усмотрению. Читаю: “Убери, Сергей, образцы с глаз подальше (сын Сергей заведовал моделями – И.П). Они нам только в убыток”. Была при литейной Кобелева собственная «Бакалея» продуктовая лавочка, товаром которой могли рассчитываться с рабочими, содержал Кобелев на свои средства ближний монастырь, покупал и жертвовал для церквей иконы. Главное же на что упирал Ратушный как современник непримиримых 1930-х годов, была грабительская классовая сущность Кобелева. По представлению писателя уж если собственник – значит – хапуга и жулик потому он и с особой добросовестностью вписывал колоритные детали. Приходит, к примеру, рабочий за расчетом, а в лавочке тут же бухгалтер на костяшках прикинет лишнее – как без того…. Даже с внешностью по этим сведениям Кобелеву не повезло: «был он неповоротлив, толст, руки на животе не сходились. Ног своих не видел». Ни дать ни взять – плакатное изображение мироеда…. Еще узнавалось про заводские пьянки, умение уберечь сыновей от призыва в армию, оставить их “работать на оборону у себя в Каслях”.

Умер Кобелев от паралича в 1914 году, на кладбища монастыря его и похоронили. После смерти отца производство перешел к старшему сыну Александру. По данным П.И. Ратушного в годы Гражданской он «ушел с белыми и все кончилось».

Сегодня неоткуда почерпнуть какие-то новые сведения о частном заводе Кобелева – не осталось тому в Каслях живых свидетелей и я не надеялась дополнить свои небогатые сведения. Неожиданно через много лет мне довелось продолжить начатое знакомство. Помогла тому свердловчанка Клавдия Петровна Гусева, что оказалась внучкой каслинского заводчика –дочерью Елизаветы – одной из девяти детей Г.Я. Кобелева. Не очень красноречивой оказалась повидавшая в своей жизни лиха уже немолодая внучка. Но и немногословьем своим все расставила по своим местам. Приписка на заводском клейме «с сыновьями» для справедливости, поскольку все три сына – Александр, Сергей и Геннадий были при деле, и каждый обязанности свои исполнял. Платили на кобелевской вагранке на совесть. Заработок всегда был. По праздникам – мама говорила – развозили по адресам рабочим на подводах подарки…

Клавдия Петровна посчитала справедливым вспомнить, как однажды услышала: «Таких как Григорий Яковлевич не было, нет и не будет…» Отыскала для меня и семейную реликвию – портрет, сделанный у фотографа Кокшарова в Кыштыме. На снимке - уже в годах – округлое мужское лицо с аккуратной бородкой лопаточкой и пушистыми усами. Большой лоб и веселые лукавые глаза открывали способности и силу… Всю жизнь мечтал Григорий Яковлевич о собственной улице, и она ему почти удалась –больше десятка домов стало его собственностью. У каждого сына – своя усадьба.
- Умнейший человек был, между прочим, - отметила Клавдия Петровна.
– Хозяин… Сказала, как нашла нужным сказать. А может таким он и был – главный распорядитель артели «Г.Я.Кобелев с сыновьями в Каслях». Ведь что ни говори – внучка знала о своем дедушке гораздо больше, чем я…”

Источник:  И.М. Пешкова “Еще раз об искусстве каслинских мастеров” - Екатеринбург ”Антеверта”., 2011.- С.173-179.

Образцы изделий частной вагранки Кобелевых:

2003 год. Фото: У. Брумфилд:

Май 2018 года. Фото: Ю. Латышев:


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic