yuvlatyshev wrote in arhistrazh

Category:

Дом, где жили Гречишников В.Ф. и Артамонов Ю.Н.

Дом, где жили Гречишников В.Ф. и  Артамонов Ю.Н., Челябинская область,  г. Снежинск, 40 лет Октября ул., 9 — выявленный объект культурного наследия (1957 год). 

Январь 2020 года. Фото: Ю. Латышев
Январь 2020 года. Фото: Ю. Латышев
Местонахождение:  Челябинская область,  г. Снежинск, 40 лет Октября ул., 9
Местонахождение: Челябинская область, г. Снежинск, 40 лет Октября ул., 9

Гречишников Владимир Федорович [27.06(10.07).1917, Уфа — 15.08.1958, Касли-2 (ныне Снежинск)], инженер-конструктор авиац. и танк. двигателей, разработчик образцов ядерного оружия, кандидат техн. наук (1956), лауреат Сталинской (1951, 1953) и Ленинской (1958) пр., Герой Социалистического Труда (1953). 

Родился в Уфе, Российская империя. Учился в Уфе. В 8 классе заболел и ушел на пенсию по инвалидности его отец. Материальное положение семьи ухудшилось, и Гречишников был вынужден поступить на рабфак. За один год без отрыва от работы он окончил 9-й и 10-й классы. 

Отцу Володи, как бывшему работнику лесничества, предлагали для сына путевку в Ленинградскую лесную академию с правом на получение                 стипендии. Но Володя отказался от льготной путевки. Его призвание —                            техника. И он поступил в Московский ордена Трудового Красного Знамени механико-машиностроительный институт (ныне Московское высшее                             техническое училище) им. Баумана на факультет «Двигатели внутреннего   сгорания». Правда, как сын служащего он первое время стипендию не                          получал. Но Володя подрабатывал вечерами, как это делали многие студенты.

В институте Володя учился отлично. Он освоил технику быстрого чтения и черчения. Это очень помогало ему в учебе и позволяло экономить                              драгоценное время. Позднее за отличные успехи в учебе Володя стал получать стипендию.

Уже в институте Владимир Гречишников проявил склонность к                           неординарному мышлению. Он удивил членов государственной комиссии своим дипломным проектом, в котором предложил использовать для                       изготовления коленчатого вала самолетного двигателя не традиционную сталь, а алюминий. Институт В. Гречишников окончил с отличием в 1939 году и начал работать в Московском НИИ авиамоторостроения им. Баранова инженером—конструктором, затем старшим инженером-конструктором.

Перед войной В.Ф. Гречишников работал конструктором на Кировском заводе в Ленинграде, а в годы войны под руководством главного конструктора                             тяжелых танков Николая Леонидовича Духова — руководителем конструкторской группы завода № 76 Танкопрома в Свердловске, а с 1945 года —                               заместителем главного конструктора завода. Занимался разработкой                          двигателей для танков. О том, насколько успешной была его работа в годы войны, свидетельствует орден Красной Звезды, которым Владимир                                       Федорович был награжден в 1945 году.

В атомную отрасль В.Ф. Гречишников пришел еще молодым, но уже опытным конструктором. С мая 1947 года он последовательно занимал должности                        старшего инженера научно-конструкторского сектора, начальника группы, заместителя начальника отдела, исполняющего обязанности начальника                  сектора КБ-11 (г. Арзамас-16).

Острый, изобретательный ум, конструкторский талант, глубокие знания и приобретенный опыт, помноженные на огромное желание как можно скорее войти в курс дел и работать с полной отдачей, позволили ему довольно быстро освоиться в новой области техники. Заряд его молодости, энергии, энтузиазма был таким, что временные неудачи только вдохновляли его на новые поиски. Каждое его техническое решение было, по сути своей, изобретением.                         Владимир Федорович обладал редкой способностью: не упуская из виду отдельные элементы, видеть и чувствовать конструкцию в целом. Он не только умел находить смелые технические решения и достойно преодолевать трудности и неудачи, но и мог решительно отказаться от результатов большой проделанной работы, если ясно видел более перспективное решение                           проблемы.

Он участвовал в разработке первых образцов водородной бомбы. Его научные и технические идеи получили широкое применение при разработке                конструкций ядерных зарядов и размещении их в боевых блоках ракетных комплексов. За участие в разработке конструкции атомных зарядов и                водородной бомбы «закрытым» Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1953 года Владимиру Фёдоровичу Гречишникову присвоено                  звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

В марте 1955 году В.Ф. Гречишникова назначают заместителем главного                   конструктора по разработке ядерных боеприпасов только что созданного НИИ-1011 (г. Касли Челябинской обл., п/я 33/6) — института-дублера                        Арзамаса-16.

В.Ф. Гречишников стал во главе довольно большого коллектива, состоящего как из опытных конструкторов, так и из выпускников вузов. Здесь ярко                           проявился его талант организатора и наставника. Он обладал способностью создавать вокруг себя атмосферу не только деловитости, но и оптимизма.

За большие заслуги в науке и технике В.Ф. Гречишникову в 1956 году была присвоена ученая степень кандидата технических наук без защиты                              диссертации. В отзыве члена-корреспондента АН СССР К.И. ЩЁлкина о                             деятельности В.Ф. Гречишникова говорилось и о том, что он стал одним из ведущих специалистов в области новой техники оборонного назначения.

Владимир Федорович постоянно обращал внимание сотрудников на                    технологичность изделий, так как от этого зависят сроки изготовления,                          экономичность, а порой — надежность всей конструкции. Однажды он прочел целую лекцию о рациональной конструкции сварных кожухов.

Владимир Федорович был частым гостем у заводских технологов и обсуждал с ними вопросы технологичности изделий. Бывая в цехах, любил потрогать и подержать в руках изготовленные детали, принимал участие в сборочных      операциях.

Речь Владимира Федоровича была образной. Он пересыпал её присказками, цитатами из книг, житейскими примерами. Всё это подчеркивало основную мысль, делая её более доходчивой, наглядной и убедительной.

Владимир Федорович был очень эрудированным человеком. Техническую литературу он читал как художественную. Регулярно просматривал                               техническую периодику, был в курсе новинок в технике. Своими знаниями он охотно и щедро делился с сотрудниками, стараясь развить у них смекалку, он давал им решать конструкторские и расчетные задачи, не забывая потом поинтересоваться результатом. И если задачу сразу не удавалось решить, то над ней приходилось изрядно попотеть... Это сразу чувствовал и оценивал Владимир Федорович.

Уже занимая пост заместителя главного конструктора НИИ-1011, Владимир Федорович продолжал посещать рабочие места конструкторов и расчетчиков, интересуясь их работой и подбрасывая им идеи, которых у него всегда было много. Конечно, не все идеи Гречишникова находили воплощение. Но они будоражили мысль, прививая вкус к нестандартному мышлению. Предлагая конструктору свой вариант решения, Владимир Федорович пользовался исключительно логикой и убеждением, а не данной ему властью. Диалог                                всегда велся на равных — специалиста со специалистом. Владимир Федорович умел внимательно выслушивать мнение любого сотрудника, даже если стаж его работы был очень небольшим.

Работая в НИИ-1011, он внес весомый вклад в разработку и исследование ядерных зарядов, их узлов и элементов; провел анализ их конструктивных особенностей с целью выбора наиболее рациональных вариантов; нашел решение ряда проблемных технических задач; предложил удовлетворительно согласующиеся с опытом приближенные методы специальных расчетов.

Своими деловыми и человеческими качествами, всей своей кипучей                            деятельностью Владимир Федорович был примером для подражания. Он умел отстаивать свою точку зрения. Но если убеждался, что не прав, то не боялся в этом признаться. Говорил всегда откровенно, независимо от ранга                          собеседника. Мог поспорить, и спорил с министром.

Владимир Федорович был интеллигентен и вежлив. Он не считал зазорным первым поздороваться с сотрудником. Но мог и «отчистить», если кем-то был недоволен или этого требовало дело. Свое отношение к сотруднику он                             выражал лаконично, точно и образно, с помощью меткого слова или                                  хлесткого сравнения. Считал, это было гораздо эффективнее строгих разносов и нудных нотаций.

В.Ф. Гречишников всё делал быстро: говорил, двигался, работал. Вопросы решал моментально, буквально на ходу. Не любил тугодумов и пустых споров, основанных на амбициях.

Владимир Федорович был скуп на похвалы. Но когда это случалось, то всегда это было радостным событием. После успешных испытаний он лично поздравлял рукопожатием каждого, причастного к этой работе. Он был      инициатором повышения в должности отличившихся, что часто становилось приятной неожиданностью.

Владимир Федорович очень любил природу. Приехав на Урал, купил                              моторную лодку и кучу удочек. И, как только позволяло время, отправлялся вместе с семьей на рыбалку или просто на прогулку по озеру. Он принимал самое активное участие в благоустройстве и озеленении тогда еще молодого города Снежинска. Сажал деревья и кустарники на улице 40 лет Октября.

Владимир Федорович Гречишников к решению любых проблем подходил очень заинтересованно и по—государственному, с позиции гражданина и                                патриота института и города. Не жалея сил и времени, добивался скорейшего ввода в строй новых цехов производства. Но у него не было особых прав        администратора. Был только собственный авторитет.

14 августа 1958 года на городском партийно-хозяйственном активе Владимир Федорович выступал с критикой руководителей, виновных в срыве сроков ввода новых промышленных зданий. Он очень волновался. Друзья заметили в нём какие-то перемены, отсутствие обычного задора... Сбивалось дыхание, неоднократно его рука касалась левой стороны груди... Ему оставалось жить совсем немного.

Собрание было бурным и закончилось за полночь. На пороге своей квартиры Владимир Федорович почувствовал себя совсем плохо. Ему вызвали скорую помощь, но было уже поздно. В ночь с 14 на 15 августа 1958 года на сорок                             втором году жизни Владимир Федорович Гречишников скончался.

Он слишком расточительно распоряжался своим здоровьем. Никто не помнит случая, когда он отсутствовал бы на работе по болезни. Отдыхал ли он на курортах? Всегда ли использовал обеденный перерыв по назначению? На эти вопросы ответов нет...

Именем Гречишникова названа одна из улиц в Снежинске.

В РФЯЦ–ВНИИТФ, где с февраля 1960 по октябрь 1987 г. Артамонов Юрий Николаевич работал в должности заместителя директора по капитальному строительству, с уважением вспоминают заслуженного ветерана города Снежинска и ценят его вклад в становление предприятия.

Родился Юрий Николаевич 29 октября 1919 года в деревне Мало-Угоры Мантуровского района Костромской области, где его отец, Николай Иванович, работал начальником почтово-телеграфной конторы. Мать, Вера Михайловна, не работала: в семье было шестеро детей и забот у нее было более чем достаточно. Оставив деревню, Артамоновы некоторое время жили в г. Мантурово, а в 1926 году переехали в г. Кострому. Здесь Юрий Николаевич в 1927 году пошел в школу, окончив которую в 1937-м, поступил в Горьковский инженерно-строительный институт им. В. П. Чкалова (ныне Нижегородская архитектурно-строительная академия).

Суровое испытание, настигшее  страну в 1941 году, не могло не отразиться на дальнейшей судьбе студента, окончившего четвертый курс. В августе 1941 года по комсомольскому набору он был мобилизован. Прошел ускоренный курс в Военно-инженерной академии им. В. В. Куйбышева, получив специальность сапера и звание лейтенанта. В ноябре 1942 года он был направлен на Западный фронт в 49-ю действующую армию, 338-ю стрелковую дивизию, 479-й отдельный саперный батальон, в котором и прослужил до окончания войны в качестве командира саперного взвода.

По окончании войны с Германией воинская часть, с которой Юрий Николаевич прошел долгий путь освободителя до Кенигсберга, была переброшена на Дальний Восток – в Забайкальский военный округ. Сражаясь против империалистической Японии, он дошел до Порт-Артура. Закончил войну Юрий Николаевич Артамонов в звании капитана, с боевыми наградами и с благодарностью (в составе части) от Верховного Главнокомандующего «За прорыв Маньчжуро-Джанайл-Нурск ого и Холун-Аржанского укрепленных районов японцев, форсирование горного хребта Большой Хинган, прохождение безводных степей Монголии и освобождение Маньчжурии».

В октябре 1946 года – демобилизация, и сапер-фронтовик Артамонов – снова на студенческой скамье. С 1948 года, получив диплом с отличием, молодой инженер-строитель был направлен в Управление строительства № 325 МВД СССР. В тяжелейших климатических условиях он работал на военных строительных объектах Ленинабада и Ангрена прорабом, инженером ПТО, начальником ПТО и даже исполняющим обязанности главного инженера стройрайона.

В июле 1955 года по решению Управления руководящих кадров Министерства среднего машиностроения Ю. Н. Артамонов в порядке перевода со строительного комбината прибыл на строительную площадку НИИ-1011 и был назначен главным инженером управления капитального строительства.

В таежной глуши, в экстремальных условиях строились первые объекты Снежинска, прокладывались первые трассы дорог и инженерных сетей. Ответственность и значимость управления капитального строительства в такой период трудно переоценить, особенно в тех условиях, когда были установлены очень сжатые сроки для организации института.

От координации работы всех участников строительного процесса зависел общий результат. Непозволительно было ошибиться в принятии проектных решений, в своевременном обеспечении строителей проектной документацией и финансированием, в оперативном принятии необходимых технических решений и многом другом, что всегда сопровождает это нелегкое, но поистине захватывающее дело.

Здесь очень важную роль как руководителя сыграли личные качества Юрия Николаевича Артамонова. Он был весьма требователен к себе и к своим подчиненным. Кроме того, что очень важно, был справедлив и уважителен по отношению к окружающим. Имел всегда обоснованную и убедительную позицию при решении многочисленных вопросов с проектными и строительными организациями.

Юрия Николаевича всегда отличала очень высокая ответственность и организованность, исключительная память и прекрасное знание проектной документации, осведомленность о состоянии дел и проблем на строительных площадках.

Он был очень внимателен к молодым специалистам, но одновременно и требователен, что помогало им быстро осваиваться на работе, с ответственностью и любовью относиться к своему делу.

За годы работы в РФЯЦ – ВНИИТФ Юрий Николаевич был награжден орденами Трудового Красного Знамении и Октябрьской Революции, медалями.

Бульвар Циолковского
Бульвар Циолковского

Фотографии Ю. Латышева, январь 2020 года:

Источники: http://chel-portal.ru/enc/Grechishnikov_Vladimir_Fedorovich;

https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1780026;

http://www.biblioatom.ru/founders/grechishnikov_vladimir_fedorovich/;

http://elib.biblioatom.ru/text/na-orbitah-pamyati_2009/go,16/;

http://vniitf.ru/article/trebovatelen-k-sebe-i-k-svoim-podchinennim

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic