yuvlatyshev wrote in arhistrazh

Category:

Дом Кононова с воротами

Дом Кононова с воротами, Челябинская область, г. Троицк, ул. Октябрьская, 69 — утраченный выявленный объект культурного наследия (ориентировочно 1860-е гг.).

Фотография до 2016 года
Фотография до 2016 года
Место, где находился объект: Челябинская область, г. Троицк, ул. Октябрьская, 69
Место, где находился объект: Челябинская область, г. Троицк, ул. Октябрьская, 69
2014 год. Фото: Д. Белоусов
2014 год. Фото: Д. Белоусов

Справка об  утраченном выявленном объекте культурного наследия «Дом Кононова с воротами» (г. Троицк, ул. Октябрьская, 69):

Летом 2017 г., как говорят, по программе сноса ветхоаварийного жилья и переселения жильцов был разобран дом по адресу: Ул. Октябрьская, №69.

Октябрь 2017 года
Октябрь 2017 года

Проблема заключается в том, что здание, именуемое «Дом Кононова с воротами» входило в список выявленных объектов культурного наследия, на нём висела памятная мраморная доска примерно, 40х70 см. 

Судя по ржавым костылям (не винты!), по углам мрамора, по технике исполнения надписи – доска была установлена очень давно (1968/1978 гг.).

О Кононове:

О доме (Р. Гизатуллин, г. Троицк):

С угла Татарского пер. и улицы Оренбургской (сейчас улицы им. 30-летия ВЛКСМ и им. Октябрьской революции) стоит особняк бывших купцов Бакировых. В этом особняке (сейчас это Октябрьская, №71) размещается филиал №1 ЦБС – татаро/башкир библиотека. До революции его адрес был – ул. Оренбургская, №85. Все остальные дома этого квартала (по левой стороне Оренбургской=Октябрьской) от Соборного пер. (=им. В. Володарского) до Татарского (=30-летия ВЛКСМ) принадлежали братьям Ганеевым. 

По номеру №81 (на современном зимнем фото это угловой голубой дом) жил А.Г. Ганеев (по некоторым дореволюционным документам «А.Г. Ганiев»), его брат - Ганеев Х.Г., владел №83 (тот самый дом – снесённый), построенном в 60-е гг. XIX в. 

В этом здании располагалась редакция татарского сатирического журнала «Акмулла». Редактором и издателем журнала был как раз сам Хабибрахман Гайнуллович Ганеев. 

Одни уверяют, что братья были торговцами средней руки, другие – что они были яушевскими приказчиками («старшими», т.е. главами филиалов крупных магазинов, контор…), но ведь одно другому не мешает. Позже Ганеевы предоставили помещение и редакции первого в мире журнала на казахском языке «Айкап» (в переводе не «Зеркало», а «Увы!» или «Ах, какая жалость!»). Более опытные журналисты Акмуллы помогали коллегам, так поэт Акрам Галимов – её ответ секретарь вел дела и в Айкапе. Объясняется тем, что в Троицке выходила татароязычная полиграфия: периодика, учеб пособия, рекламная продукция, типографиях были арабографические шрифты, татары-наборщики, знающие казахский, в городе и уезде «грамотные (образованные) киргизы» (хотя татарский, до 1917 г., применялся к качестве литературного и казахами и башкирами) и т.п. Поэтому это здание (как и журнал) – было символическим памятником сотрудничества и дружбы народов России и Казахстана…

Интересно и другое – Ганеевы примыкали к группе левой татарской интеллигенции города (более с-дековской). По воспоминаниям большевика Семёна Ужгина, «мысль об издании печатного органа с демократической направленностью возникла в г. Троицке бывшей Оренбургской губернии, в конце 1904 г., среди татарской буржуазно-демократической интеллигенции, во главе которой стоял Ганиев, приказчик либерального купца Муллаахмета Яушева. Татарская буржуазно-демократическая интеллигенция нуждалась в рупоре, через который она могла бы влиять на трудовые массы, и, прежде всего на казахские трудовые массы, находившиеся под влиянием ислама и предрассудков кочевого быта. Таким рупором, по мысли Ганиева, могла служить газета с демократическим направлением» (Ужгин С.С. «Странички былого. «Айкап» - первый демократический журнал на казахском языке». Воспоминания. Рукопись. Костанайский обл. ист.-краевед. музей). Яушев дал на открытие первоначальные 500 руб. Предполагалось издавать её на 2-х языках – русском и казахском. Казахскую часть должен был редактировать учитель-киргиз Мухаммеджан Сералин. Его мать – урождённая Бикчентаева, дочь татарского торговца (в совет время писали – ремесленника), была не только родом из Троицка, но и приходилась родственницей купцам Яушевым. Финансовые и технические вопросы задержали выпуск издания, намеченный на 1905 г. В 1906 Сералин вёл переговоры с П.А. Зиссером – редактором троицкой газеты «Зауралье» о помощи в создании новой газеты. Зиссер поддержал идею публикации на страницах своей газеты обращения Сералина к казахскому населению с призывом материально поддержать начинание, связанное с изданием национального органа. Зиссер выступил ходатаем перед владельцем типографии, в которой печаталась его газета о приобретении арабского шрифта. Однако оренбургский губернатор распорядился закрыть «Зауралье», и запретил типографии приобретение шрифта. Почти в то же время был арестован и осуждён на каторгу журналист Юдин – редактор соц.-дем. газеты «Степь», выходившей в Оренбурге, с которым Сералин также вёл переговоры об издании газеты. Только финансовая помощь родственника – того самого М. Яушева (маминого родственника) сдвинула дело. Лишь в конце 1910 было выдано, «киргизу Кустанай. у. Чубарской волости (…, аула – Р. Гиз.) №5 М. Сералину, разрешение на издание в г. Троицке под его ответственность ежемесячного журнала «Эй-Кафъ» по следующей программе: передовые статьи, заграничные вести, вопросы мусульманской жизни, хроника, фельетоны и стихотворения, библиография и научные статьи, смесь и письма в редакцию».

Вообще, выход журнала – плод совместных усилий и казах интеллигенции, и татарской, представителей русской социал-демократии, евреев, немцев – всей, как говорят прогрессивной общественности города. Это показатель особой, уникальной атмосферы этнических взаимоотношений… К тому же местная буржуазия хромала на левую ногу – другая, более известная ветвь Яушевых (Пассаж) следовала за русскими левыми кадетами. Известный Покровский открыто писал, что голоса на выборах им дают троицкие магометане, которым указывали Муллагали Яушев и К°…

Впоследствии журнал выходил 2 раза в месяц (в 1911-1915 гг.), годовая подписка стоила 3 руб., полугодовая -1 руб. 60 коп. С началом войны финансовая помощь Яушева ослабла, а потом и вовсе иссякла…

Строение №83 (с килевидными или восточными наличниками) было перед революцией было нежилое («Акмулла» закрылся в 1916 г.), раз его в 1917 г., и до прихода чехословаков, занимал финотдел горисполкома (Советы были ещё скромные, гор управу и думу разогнали только в апреле 1918 г., да и отнимать у Ганеевых здание было неудобно, быть социал-демократом, хоть и купцом ещё не считалось преступлением).

Сам Хабибрахман Ганеев закончил жизнь в г. Куйбышев то ли сырьёвщиком, то ли старьёвщиком… Его дочь – Эмма-шамиль стала автором посредственных пьес для провинц театров… Судьба А.Г. Ганиева пока не установлена. К концу ХХ  века дома братьев обветшали, будучи жактовскими, они потеряли все убранства экстерьера, нарезанные в них квартиры подешевели, туда селились бывшие зеки, люди без денег, как правило, пьющие (даже в округе их прозвали – «пьяный двор») или ненужные родне или риэлторам старики. Оптимисты даже потихоньку всё разрушали в надежде получить новое благоустроенное жильё. И получили таки вместо якобы ветхоаварийного. А надколотую мраморную доску среди руин подобрала Свет. Рам-на Нурмухаметова и попросила сотрудниц т/б библиотеки прибрать, так она и пылится там. 

Фотографии 2010 года:

Фотографии В. Федулова, февраль 2017 года:

Фотографии Ю. Латышева, октябрь 2019 года:

Объект был поставлен на государственную охрану решением Троицкого горисполкома №169 от 2 октября 1969 года. 

Уголовное дело по факту уничтожения объекта успешно похоронили.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic