yuvlatyshev wrote in arhistrazh

Categories:

Место захоронения жертв массовых репрессий «Золотая гора»

Место захоронения жертв массовых   репрессий «Золотая гора» (достопримечательное место), г. Челябинск, юго-западнее пересечения улицы Братьев Кашириных и   улицы Академика Королева — Объект культурного наследия регионального значения (1937-1938 гг.)

Местонахождение: г. Челябинск, юго-западнее пересечения улицы Братьев Кашириных и   улицы Академика Королева
Местонахождение: г. Челябинск, юго-западнее пересечения улицы Братьев Кашириных и улицы Академика Королева

«Золотая Гора» – заброшенный золотой прииск на окраине Челябинска. Здесь во второй половине 1930-х годов производились захоронения расстрелянных.

В 1843 г. старателями из Вятки в районе Лысой горы около Челябинска было обнаружено золото, отсюда ещё одно её название – Золотая. К 1900 году в полосе от Шершней до Моховичков, которые тогда назывались поселком Заварухино станицы Долгодеревенской, насчитывалось 9 приисков (в том числе и прииск Мариинский, расположенный на территории ныне широко известной как Золотая гора). Вплоть до 1936 г. здесь велась добыча золота шахтным способом. Затем шахты были заброшены, а в 1937 году в Челябинской области начались массовые репрессии. 

В Челябинской области «лимит» на репрессированных был установлен в 1500 человек по 1-й категории и 4500 по 2-й категории.

Из ОПЕРАТИВНОГО ПРИКАЗА НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР

№ 00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов

30 июля 1937 года гор. Москва

Материалами следствия по делам антисоветских формирований устанавливается, что в деревне осело значительное количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудпоселков. Осело много в прошлом репрессированных церковников и сектантов, бывших активных участников антисоветских вооруженных выступлений. Остались почти нетронутыми в деревне значительные кадры антисоветских политических партий (эсеров, грузмеков, дашнаков, муссаватистов, иттихадистов и др.), а также кадры бывших активных участников бандитских восстаний, белых, карателей, репатриантов и т.п.

Часть перечисленных выше элементов, уйдя из деревни в города, проникла на предприятия промышленности, транспорт и на строительства.

Кроме того, в деревне и городе до сих пор еще гнездятся значительные кадры уголовных преступников — скотоконокрадов, воров-рецидивистов, грабителей и др. отбывавших наказание, бежавших из мест заключения и скрывающихся от репрессий. Недостаточность борьбы с этими уголовными контингентами создала для них условия безнаказанности, способствующие их преступной деятельности.

Как установлено, все эти антисоветские элементы являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых областях промышленности.

Перед органами государственной безопасности стоит задача — самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов, защитить трудящийся советский народ от их контрреволюционных происков и, наконец, раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ советского государства.

В соответствии с этим ПРИКАЗЫВАЮ — С 5 АВГУСТА 1937 ГОДА ВО ВСЕХ РЕСПУБЛИКАХ, КРАЯХ и ОБЛАСТЯХ НАЧАТЬ ОПЕРАЦИЮ ПО РЕПРЕССИРОВАНИЮ БЫВШИХ КУЛАКОВ, АКТИВНЫХ АНТИСОВЕТСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ и УГОЛОВНИКОВ.

При организации и проведении операции руководствоваться следующим:

1. Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисоветские элементы разбиваются на две категории:

а) к первой категории относятся все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежат немедленному аресту и по рассмотрении их дел на тройках — РАССТРЕЛУ.

б) ко второй категории относятся все остальные менее активные, но все же враждебные элементы. Они подлежат аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально опасные из них, заключению на те же сроки в тюрьмы по определению тройки.

2. Согласно представленным учетным данным Наркомами республиканских НКВД и начальниками краевых и областных управлений НКВД, утверждается следующее количество подлежащих репрессии по Челябинской области:

Первая категория — 1500

Вторая категория — 4500

Итого — 6000

3. Утвержденные цифры являются ориентировочными. Однако наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД не имеют права самостоятельно их превышать. Какие бы то ни было самостоятельные увеличения цифр не допускаются.

В случаях, когда обстановка будет требовать увеличения утвержденных цифр, наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД обязаны представлять мне соответствующие мотивированные ходатайства.

Уменьшение цифр, а равно и перевод лиц, намеченных к репрессированию по первой категории — во вторую категорию и, наоборот — разрешается.

Утверждаю следующий персональный состав республиканских, краевых и областных троек:

Челябинская область председатель — Чистов, члены Рындин, Малышев

Приговоры приводятся в исполнение лицами по указаниям председателей троек, т.е. наркомов республиканских НКВД, начальников управлений или областных отделов НКВД.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР

Генеральный комиссар государственной безопасности Н. ЕЖОВ 

Составы троек НКВД—УНКВД 1937–1938 гг., созданных для рассмотрения дел арестованных в ходе массовой операции по приказу НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г.  Челябинская обл.

Чистов П.В. (председатель тройки) начальник УНКВД,  приказ НКВД № 00447 от 30.07.37, освобожден от должности 26.02.38

Рындин К.В., 1-й секретарь обкома, П51/199 от 10.07.37 и приказ НКВД № 00447 от 30.07.37, арестован 12.10.37

Малышев Б.А., заместитель начальника УНКВД, П51/199 от 10.07.37 и приказ НКВД № 00447 от 30.07.37, освобожден от должности 31.08.37

Лапшин Ф.Г., заместитель начальника УНКВД, с 28.05.38 начальник УНКВД, исх. ш/т НКВД от 16.10.37

Хитаров Р.М., секретарь обкома, исх. ш/т НКВД от 16.10.37, арестован 12.11.37

Павел Васильевич Чисто́в (род. в 1905 г.) 29 июля 1937 года был назначен начальником Управления Народного Комиссариата Внутренних Дел по Челябинской области.

26 февраля 1938 года Чистов был назначен на должность начальника Управления НКВД по Сталинской ныне — Донецкая области Украинской ССР. В начале 1939 года против Чистова Генеральной прокуратурой СССР было возбуждено дело по обвинению в проведении незаконных массовых репрессий, но вскоре оно было закрыто под давлением руководства НКВД СССР. 8 марта 1939 года Чистов был переведён на работу в уголовно-исполнительную систему. В 1941 году попал в немецкий плен, после войны осуждён. 

В 1946—1947 годах проводилось следствие по делу П. В. Чистова. В справке по этому делу говорилось, что «за 6 месяцев своей работы в УНКВД по Челябинской области Чистов приговорил на тройку 12 480 человек, из них 5980 человек к высшей мере наказания». Следовательно, в 1937 году по 1-й категории первоначальный лимит превзойден в четыре раза и по 2-й категории первоначальный лимит превзойден в 1,4 раза. 

Подавляющее большинство репрессированных в 1937-1938 годы были в 1950-е году реабилитированы. 

Например, в конце 1937 года было сфабриковано дело Пономарёва Е.С., Селезнёва Д.Ф. и других, всего 344 человека. Треть из них были расстреляны, остальные приговорены к 10 годам ИТЛ. 30 декабря 1955 г. военный прокурор Н. Афанасьев постановил приговоры в отношении всех 344 человек «отменить и дело за отсутствием в их действиях состава преступления производством прекратить».

Фрагмент протокола по рассмотрению дела Пономарёва Е.С. и других. Из фонда ОГАЧО
Фрагмент протокола по рассмотрению дела Пономарёва Е.С. и других. Из фонда ОГАЧО

Именно по этому делу были арестованы мои родственники – брат моей бабушки и его жена. Они были расстреляны в начале 1938 года, реабилитированы в марте 1956 года.

Место их захоронения нам так и не сообщили, но я уверен, что останки их находятся в шахтах Золотой горы.

Согласно устным свидетельствам жителей близлежащего поселка Шершни, Золотая Гора была огорожена колючей проволокой и закрыта для доступа. У поворота дороги был выстроен охраняемый барак (возможно, казарма для расстрельной или похоронной команды или же «накопитель»; следы постройки не сохранились). По ночам через поселок проходили грузовики; некоторые утверждали, что слышали звуки выстрелов, доносившиеся с Золотой Горы. Одна из жительниц поселка рассказывала о раненом молодом человеке, который приполз с Золотой Горы зимой 1942 или 1943 года; отлежавшись у нее в доме, он ушел и больше не возвращался. 

Согласно нескольким мемуарным свидетельствам, в конце 1930-х и начале 1940-х в Челябинске бытовало выражение: «отправить в Шершни», т.е., на расстрел. 

В послевоенные годы территория бывшего прииска, поросшая к тому времени лесом, вновь стала доступной. Жители Шершней использовали территорию, прилегающую к Золотой Горе, как выгоны для скота, позднее – как свалку. 

В 1988 году в редакцию газеты «Челябинский рабочий» была передана тетрадка, содержащая беллетризованный рассказ уроженца одного из близлежащих поселков Юрия Герасимова о том, как в 1946 году он вместе с другими мальчишками (братьями Надымовыми) бегал на Золотую Гору и как один из братьев, провалившись в старую шахту, обнаружил там человеческие останки – черепа и фрагменты скелетов. Когда Юрий, вернувшись домой, рассказал об этом родителям, те сказали: «Мы знаем. А вы – помалкивайте». Рукописью заинтересовалась сотрудница отдела писем газеты Светлана Ивановна Миронова (впоследствии – руководитель Челябинского «Мемориала»). Она встретилась с Герасимовым и братьями Надымовыми, они вместе сходили на Золотую Гору, и Надымовы указали на четыре штольни, заваленные землей и заросшие кустарником. 

После публикаций С. Мироновой в «Челябинском рабочем» (ноябрь 1988) по предложению инициативной группы «Мемориала» Челябинский горисполком создал комиссию по выяснению истории захоронений на Золотой Горе. Комиссию возглавили два заместителя председателя горисполкома – Л. Иванова и Л. Аношин. Была сформирована поисковая группа «Реквием» (впоследствии – Музей-лаборатория «Мемориал»), куда вошли 10–15 человек, в основном студенты истфака Челябинского госуниверситета. Руководил группой Григорий Яковлевич Маламуд. К работе группы подключились геологи: трест ЮжУралТИСИЗ по архивным данным о золотодобыче и по результатам обследования отвалов составил план разведочного бурения для оконтуривания шахт и проверки на наличие органики. Само бурение было проведено в мае-июне 1989 года; анализ кернов показал наличие костных останков в десяти шахтах, в том числе – в трех из четырех штолен, указанных братьями Надымовыми. 

Предварительно было установлено, что в 1950-е годы на территории расположения бывших шахт проводились работы по созданию питомника, а в последующие годы была организована свалка. Это привело к разрушению выходов бывших шахт, что сильно затруднило их обнаружение. 

6 мая 1989 года Челябинский горисполком принял постановление «О создании мемориальной зоны на месте захоронения жертв сталинских репрессий 1930–40 годов». Группа «Реквием» получила разрешение городских властей на раскопки на Золотой Горе «в местах предполагаемых захоронений жертв сталинских расстрелов», а также справку от Челябинского УКГБ, подтверждающую, что, по данным КГБ, в 1930-е годы там производились захоронения расстрелянных. Городская администрация предоставила бульдозеры для расчистки места раскопок и экскаватор для снятия поверхностного слоя грунта; силами городских коммунальных служб была расчищена свалка в ближайших окрестностях Золотой Горы. Финансировал раскопки кооператив «Практик-Центр» (руководитель – Александр Кавунов). 

14 июня 1989 года группа «Реквием», в присутствии представителей КГБ и прокуратуры, начала раскопки самой крупной шахты – №5 (12 м в диаметре, глубина 56 м). Сразу после вскрытия шахты, на глубине 1–2 метра, в ковше экскаватора обнаружились черепа и фрагменты скелетов.

Фотография 1989 года. Из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска
Фотография 1989 года. Из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска

Дальнейшие раскопки велись вручную. Захоронение оказалось послойным, границы слоев отмечены следами шлака и извести (по предположению археологов, трупы засыпали негашеной известью и горячим шлаком). В течение июля-августа 1989 года удалось пройти два слоя и начать прохождение третьего. На поверхность было поднято около 700 человеческих останков.

Череп с пулевым отверстием. Фотография из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска
Череп с пулевым отверстием. Фотография из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска

Прокуратура Челябинской области 26 июля 1989 года возбудила уголовное дело по факту обнаружения необозначенного захоронения людей в Челябинске на «Золотой горе». 5 ноября 1990 года производство по этому делу сначала было приостановлено по п. 3 ст. 195 УПК РСФСР — «За неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого», и полностью прекращено в 1993 году по двум основаниям: «как возбужденное в отношении умерших» и как «возбужденное в отношении лиц, о которых имеется вступивший в законную силу приговор по тому же обвинению»; иными словами, прокуратура сочла виновными в смерти людей, захороненных на Золотой Горе, сотрудников НКВД, привлеченных за это к ответственности в 1939–1940 годах, после окончания «массовых операций».

Вещи расстрелянных жертв, найденные при раскопках на Золотой горе. Выставка в Центре историко-культурного наследия Челябинска
Вещи расстрелянных жертв, найденные при раскопках на Золотой горе. Выставка в Центре историко-культурного наследия Челябинска

В сентябре 1989 г. раскопки были законсервированы, часть останков передана на судебно-медицинскую экспертизу в морг областной больницы, а часть уложена в три саркофага и перезахоронена в братской могиле в центре участка.

Сентябрь 1989 года. Перезахоронение на Золотой горе. Фотография из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска
Сентябрь 1989 года. Перезахоронение на Золотой горе. Фотография из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска

9 сентября 1989 года состоялся траурный митинг, во время которого останки извлечённых 350 погибших были перезахоронены в братскую могилу. Рядом с ней установлен памятный знак. Среди присутствующих был даже знаменитый ученый Андрей Сахаров, который произнес довольно емкую речь: «Траурная церемония на Золотой горе — не только дань памяти невинным жертвам сталинизма, не только великая скорбь. Это страшный урок всем нынешним и будущим поколениям людей. Надо навсегда уяснить, что нельзя в угоду каким бы то ни было целям раскалывать народ. На Урале обнаружилось огромное, ранее тщательное скрываемое захоронение — буквально десятки тысяч людей были сброшены в ямы при массовых расстрелах. Мы забываем, когда спорим, сколько миллионов погибло, о том, что важна и одна человеческая жизнь, ни за что, ни про что загубленная».

Академик Сахаров возлагает цветы на братской могиле. 9 сентября 1989 года.  Фотография из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска
Академик Сахаров возлагает цветы на братской могиле. 9 сентября 1989 года. Фотография из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска
1990 год. Фотография из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска
1990 год. Фотография из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска
2014 год. Фото Ю. Латышева
2014 год. Фото Ю. Латышева

21 сентября 1989 г. КГБ обнародовал цифры, из которых следует, что органами НКВД в 1930–1953 годы в Челябинской области репрессировано 37 тыс. 41 человек по 23 тыс. 871 уголовному делу. Из них к высшей мере наказания было приговорено 11 тыс. 592 человека. 

В январе 1990 года Главное управление охраны, реставрации и использования памятников истории и культуры Министерства культуры РСФСР братскую могилу на Золотой Горе и установленный на ней памятный знак поставило на учет в качестве памятника истории местного значения (на баланс Шершневского поссовета). В 1992 году братская могила была включена в перечень выявленных памятников истории и культуры. 

В 1990 году раскопки были продолжены: археологи прошли третий и четвертый слои, начали пятый. На глубине 7 метров от обнаружились сгнившие бревенчатые перекрытия и работать дальше стало опасно. В сентябре раскоп был закрыт; около тысячи останков, извлеченных из шахты в течение лета, перезахоронены в 9 саркофагах во второй братской могиле, обустроенной рядом с первой. 

В 1992 году специалисты из областной больницы под руководством судмедэксперта В.В. Новикова вынесли заключение о том, что гибель людей, чьи останки были представлены на экспертизу, произошла в интервале от 1936 до 1939 года. 

В 1994 году Главное управление архитектуры и градостроительства Администрации г. Челябинска объявило 32-й микрорайон, на территории которого находится Золотая Гора, «исторически ценной средой городского значения». 

14 ноября 1994 г. АО «Южуралтисиз» была составлена карта «Золотой горы» № 697-14 с указанием мест захоронения расстрелянных в 1937-1938 гг. граждан необоснованно обвинённых в контрреволюционных преступлениях.  В письме прокуратуры Челябинской области № 13/5-95 от 21.04.1995 г. отмечалось, что сведения о местах захоронения на карте № 697-14 подтверждены материалами уголовных дел, бурением, раскопками и свидетельскими показаниями.

Карта «Золотой горы» № 697-14 с указанием мест захоронения расстрелянных в 1937-1938 гг. Из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска
Карта «Золотой горы» № 697-14 с указанием мест захоронения расстрелянных в 1937-1938 гг. Из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска

Сведений о местах захоронений расстрелянных в архивах органов госбезопасности не имеется. Зато в Челябинске известно место расстрела — расстрельная камера во дворике бывшего Управления НКВД, расположенная по улице Васенко, 39. В 1995 году на здании установили мемориальную доску, которая гласит: «В этом здании в период массовых репрессий 1930–40-х гг. приводились в исполнение приговоры о расстреле граждан, безвинно репрессированных по политическим мотивам. Вечная память погибшим!».

Октябрь 1993 года. Дворик бывшего Управления НКВД, расположенного по улице Васенко, 39. Фотография из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска
Октябрь 1993 года. Дворик бывшего Управления НКВД, расположенного по улице Васенко, 39. Фотография из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска
Октябрь 1993 г. Вход в расстрельную камеру. Фотография из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска
Октябрь 1993 г. Вход в расстрельную камеру. Фотография из фонда Центра историко-культурного наследия Челябинска
Газета «Вечерний Челябинск» за 31 октября 1995 года
Газета «Вечерний Челябинск» за 31 октября 1995 года

К сожалению, в 2004-2005 годы в этом дворике было построено новое здание. Памятную доску демонтировали. Местонахождение её в настоящее время неизвестно. 

Летом 2017 года городские власти организовали публичные слушания по проекту территории, включающей заброшенные шахты Золотой горы. Проект предполагал строительство дорог вблизи бывших захоронений. Так как работы, начатые в 1989 году по определению района захоронений расстрелянных, были не закончены, то есть вероятность прохождения будущих дорог по местам ещё неразведанных старых шахт.

Июль 2017 г. Братские могилы на Золотой горе. Фото Ю. Латышева
Июль 2017 г. Братские могилы на Золотой горе. Фото Ю. Латышева
Место раскопок 1989-1990 гг. Фото Ю. Латышева
Место раскопок 1989-1990 гг. Фото Ю. Латышева

Публичные слушания были признаны несостоявшимися, а осенью 2017 года городская администрация подготовило заявление о включении земельного участка с кадастровым номером 74:36:0501006:22, площадью 73131 кв. м, мемориальный комплекс «Золотая гора», обладающего признаками объекта культурного наследия, в Единый государственный реестр памятников истории и культуры народов Российской Федерации.

Фрагмент кадастровой карты
Фрагмент кадастровой карты

Источник: https://itogi74.ru/articles/kraevedenie/vyjavlennoe-nasledie-vypusk-49-zolotaja-gora/

Основание для учёта: приказ Государственного комитета охраны объектов   культурного наследия Челябинской области от 16.04.2019 г. № 85

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic