yuvlatyshev (yuvlatyshev) wrote in arhistrazh,
yuvlatyshev
yuvlatyshev
arhistrazh

Categories:

Кельи Покровского женского монастыря

Кельи Покровского женского монастыря (Форштадское с.п., п. Дзержинка, ул. Доватора) - Объект культурного наследия регионального значения (к. XIX – н. XX вв.).



2017 год





Местонахождение: Форштадское с.п., п. Дзержинка, ул. Доватора

Сразу же после постройки православного храма Николая Чудотворца, на окраине города приступили к строительству Покровского женского монастыря. За воротами, каменным забором и со сторожем жили монашки. На территории монастыря была своя церковь. При монастыре был небольшой хутор, где жил священник Кыштымов. Весь этот архитектурный комплекс расположился на склоне Бушмелевой горы. В 1928 году монастырь был закрыт, и на его территории была, по некоторым данным, создана детская коммуна имени Ф. Дзержинского. Постепенно здания монастыря разрушали, уничтожалась никому не нужная архитектура. Сегодня на месте женского монастыря сохранилось лишь одно строение. Это – кельи монастыря.

Здание упрощенной архитектуры, характерное для Южно-Уральского региона. Двухэтажный, прямоугольный в плане корпус, включающий два разновеликих объёма, покоится на бутовом фундаменте с низким цоколем. Первый этаж – кирпичный и по-беленный. Второй этаж выложен из шестистенного сруба, рубленного «с остатком в обло». Поэтажное членение здание подчеркивается поясом фигурной кирпичной кладки. Входы в кельи расположены по периметру. Углы первого кирпичного первого эта-жа скреплены рустованными кирпичными лопатками. Оконные и дверные проёмы лучкового очертания, обрамлены фигурными наличниками, имеющие развитые навершия. Под оконными проёмами первого этажа устроен пояс, который имеет прямо-угольные ниши со скруглёнными боковыми сторонами. Окна второго этажа высокие, прямоугольные со строгими деревянными ленточными наличниками. Крыша основно-го объёма четырёхскатная с металлической кровлей, а меньшего объёма – односкатная.

Чтобы восстановить архитектуру монастыря, характерную для южноуральского зодчества конца XIX века, необходимо, по-видимому, вновь организовать на Поповском хуторе (так его сегодня называют местные жители) монастырь и провести многолетние реставрационные исследования. Но это всё – далекое будущее

Источник: Федосихин В.С., Лосев В.Д. Патриарх Южного Урала. Градостроительство и архитектура Верхнеуральска. 1734-1917. – Магнитогорск: Изд. МГТУ, 2006.



2000 год. Из архива ГНПЦ



2006 год





2017 год

История Верхнеуральского Покровского женского монастыря

В рамках научно-практической конференции «Казачество: проблемы исторической памяти и культурной идентичности» 18 апреля 2013 г. состоялась презентация нового культурного проекта лаборатории народной культуры МаГУ – буклета, посвященного истории Верхнеуральского Покровского монастыря. Издание богато иллюстрировано, в нем представлены чертежи монастырских построек, копии клировых ведомостей, писем игуменьи в консисторию, фотоматериалы архива лаборатории, Верхнеуральского краеведческого музея, краеведа В.А. Ашиткова. Дореволюционные материалы дополняются современными устными рассказами. Формат издания не позволил в полном объеме опубликовать сведения об источниках информации, но они указаны в статье, размещенной на сайте «Извозчик».

К началу ХХ в. в Оренбургской епархии было десять монастырей: три мужских и семь женских, находились они в городах Оренбург, Уральск, Троицк, Челябинск, Илецкая Защита, Верхнеуральск. Монашествующие всех обителей отличались скромностью и послушанием, «к службе Божией рачительны, читают неспешно и внятно, поют стройно, чем и привлекают в монастырские церкви немалое число посторонних богомольцев, особенно в женские монастыри» (1). Думается, что эта оценка вполне соответствует и репутации Покровского женского монастыря г. Верхнеуральска. К сожалению, в краеведческой литературе история монастыря представлена кратко, немногочисленные детали стали общим местом ряда работ. В советский период изучение темы было невозможным, и о существовании монастыря писали, объясняя происхождение топонимов (хутор Поповский, гора Монашка/Монастырская).

Работа с документами фонда Оренбургской духовной консистории позволила значительно восполнить лакуны в изучении темы. Выяснилось, что история создания Верхнеуральского Покровского монастыря подробно описана его первой настоятельницей. В одном из ее отчетов читаем: «первоначальный почин устроения обители следует отнести ко второй половине 1888 года, а именно: 24 июня того года было освящено место, на котором расположена обитель, а в июле построено первое здание для помещения сестер, которых собралось тогда до 30 человек».(2) Благословение быть «заведующей по устроению обители» получила мещанка г. Верхнеуральска девица Марфа Спиридоновна Федорова (игуменья Магдалина). Пятнадцать лет потребовалось для того, чтобы община получила статус монастыря. Магдалина писала: «переписка об учреждении обители, начатая приблизительно в 1886 г., тянулась томительно долго. Только через десять лет, а именно: в сентябре месяце 1896 г. состоялось определение Святейшего Синода об учреждении Покровской женской общины при г. Верхнеуральске. Спустя почти пять лет, а именно: в июле месяце 1901 г. <…> община преобразована в общежительный монастырь» (3).

Архивные документы свидетельствуют о том, что Марфе Федоровой удалось организовать достаточно успешное и разностороннее «хозяйствование» общины. Основной доход приносили скотоводство и хлебопашество, в монастыре также успешно развивались «живописное, просфорное, переплетное, цветочное, картонажное, чулочное (машинным способом) и чеботарное мастерства; золотошвейное, белошвейное, бельевое, пуховное и портняжное рукоделия» (4).

В 1888 г. в общине состояло тридцать человек. С каждым годом число проживающих в монастыре росло, что подтверждается данными клировых ведомостей: в 1888 г. в общину вступили 7 женщин, в 1889 г. – 4, 1890 – 3, 1891 – 2, 1892 – 1, 1893 – 6, 1894 – 7, 1895 – 2, 1896 – 9, 1897 – 11, 1898 – 11, 1899 – 7, 1900 – 1 (5). Послушницами монастыря становились урожденные разных мест епархии (Верхнеуральск, Троицк, Оренбург, Бородиновский, Александровский, Арсинский, Чесменский, Полтавский, Анненский, Краснинский, Сухтелинский поселки, Великопетровская станица и др.).

В 1905 г. в монастыре проживало сто человек: настоятельница игуменья Магдалина, шесть монахинь и 93 послушницы, в богадельне призревались четыре «старушки» и пятеро сирот. В рапорте настоятельницы отмечалось, что все послушницы «простого звания и по сословиям разделяются так: 58 казачек, 28 мещанок и 7 крестьянок. Окончивших учебные заведения, хотя бы низшего типа, среди них нет, но все они, за исключением трех старушек, грамотные» (6).

Богослужения совершались в церквях монастыря. Деревянная Варваринская домовая церковь была освящена 4 января 1894 г. Спустя несколько лет, 9 сентября 1901 г., начато строительство соборного храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Храм был «построен на каменном фундаменте, на три придела и покрыт железною крышею. Внутри оштукатурен и окрашен масляною краскою. Купол украшен росписью святых икон и сетью орнаментов, нанесенной редкой вязью и по стенам и по потолку храма» (7). После освящения главного придела (1 ноября 1905 г.) служба проходит только в этом храме.



1905 г. Поднятие крестов на Покровскую церковь. Слева здание -зто кельи. Они сохранились. Фото предоставлено В. Ашитковым (Верхнеуральск)

Священник Владимир Михайлович Кыштымов (назначен 18 ноября 1896 г., после утверждения общины) и настоятельница Магдалина особое внимание обращали на обучение монастырского хора, который вполне «удовлетворял чувствам молитвенной настроенности братии и богомольцев» (8). «;Стройность пения» хора «похвальными отзывами» отметили епископы Оренбургской епархии, побывавшие в монастыре: Владимир – в 1904 году, Иоаким – в 1905 г.

14 ноября 1911 г. при монастыре была открыта церковно-приходская школа, законоучителем в ней был монастырский священник В. Кыштымов, другие предметы преподавала «имеющая звание учительницы Министерства народного просвещения» казачья девица Параскева Степановна Комарова, в смешанной школе обучались 10 мальчиков и 11 девочек (9).



Монахиня Параскева. Село Полтавское. Фото предоставлено В. Ашитковым (Верхнеуральск)

В судьбе монастыря огромную роль сыграла настоятельница Магдалина. Сведений о ней не так много. Родилась она в 1852 г., обучалась дома. Из послужного списка узнаем, что в 34 года она была «уполномочена особой законной доверенностью от 44-х вдов и девиц, чтоб ходатайствовать перед Епархиальным Начальством об открытии общины при городе Верхнеуральске; посему носила звание «Доверенной по устроению В.Уральско-Покровской общины». Исхлопотав усадебную землю и по устроению на ней келий, была единогласно первонасельницами избрана начальницею общежития в 1888 г. июня 24 дня» (10). Магдалина возведена в сан игуменьи 10 августа 1903 г. Пять лет она являлась попечительницей Верхнеуральской церковно-приходской школы (с 5 февраля 1902 г. по 10 сентября 1907 г.). 27 октября 1904 г. за материальную и нравственную поддержку, оказываемую школе, ей «преподано архипастырское благословение». 12 апреля 1906 г. «за ревностное исполнение служебных обязанностей и благоповедение» Магдалина награждена Святейшим Правительствующим Синодом наперстным крестом (11).



Игуменья Магдалина-Федорова. Фото предоставлено В. Ашитковым (Верхнеуральск)



В центре сидит Магдалина. Слева монахиня Пелагея. Справа монахиня Параскева. Фото предоставлено В. Ашитковым (Верхнеуральск)

К 1912 г. было открыто подворье Покровского монастыря в Любани. Пока неясно, чем руководствовалась настоятельница, принимая это решение. Но частые отъезды как самой настоятельницы, так и ее помощницы Маргариты (Матрены Дубининой) вызвали недовольство благочинного Градо-Верхнеуральского округа, который писал: «Желательно бы было увеличение числа монахинь, тем более что с открытием подворья в Любани незначительное число монахинь монастыря разделилось» (12). Открытие подворья, видимо, никак не отразилось на хозяйственной деятельности общины, получавшей доход с «жертвованных земель», которые сдавались в аренду или обрабатывались своими силами. К этому времени монастырь стал известен как поставщик меда, что отмечено в отчете благочинного Михаила Громогласова: «пчеловодство поставлено очень хорошо и приносит монастырю значительный доход. Особенно большой доход получит от пчеловодства монастырь в настоящий медовый год» (13).

«Жизнь сестер обители не дает основания ни для злой молвы и ни для каких-либо порицаний…» – так считал М. Громогласов (14). Неизменно высокая репутация обители подтверждается еще и тем, что в Покровский женский монастырь не раз приносили чудотворную Табынскую икону Божьей Матери (1901 г., 1903 г. и др.).

Дальнейшая история монастыря и его обитательниц представляется дискретной: разрозненные архивные материалы пока не складываются в единую картину. Так, из протокола №12 от 6.04. 1924 г. стало известно об организации детского городка в местности бывшего монастыря. На заседании президиума районно-городского исполкома этот вопрос решен положительно: признано необходимым снабдить «на 100% всех детей одеждой, бельем, обувью, постельной принадлежностью», улучшить питание детей, сделать сетки из марли на открываемые окна (15). Согласно утвержденному штатному расписанию отдела народного образования в детском городке работали заведующий городком, завхоз, сторож, дворник, пекарь, кухарка, три прачки, четыре уборщицы, девять воспитателей (16).

Два других документа – о судьбе монастырских строений. На заседании президиума Верхнеуральского райисполкома решено «отпустить из пустующих зданий бывшего женского монастыря» «коммунальное здание для школы хутора Уфимского Урлядинского сельского совета» с условием возмещения затрат за счет «средств граждан хутора Уфимского» (протокол №7 от 16.11.1927 г.) (17). Но на заседании Троицкого окружного исполнительного комитета решено изменить постановление президиума №34 от 7.10.1927 г. и постройки бывшего Верхнеуральского женского монастыря, «намеченные райисполкомом к переброске по сельсоветам», оставить в распоряжение Верхнеуральского городского совета (протокол №56 от 27.02.1928 г.) (18). Протоколы малоинформативны: нам неизвестно, о каких постройках идет речь. Документы о создании коммуны имени Ф.Э. Дзержинского пока не выявлены в фондах архива.

В то же время нам встретились факты, указывающие на сохранение здания церкви монастыря до 1945 г. В письме П. Ефимова, уполномоченного Совета по делам РПЦ при Совете министров СССР по Челябинской области, о количестве культовых зданий в районе церковь в Дзержинском упоминается в числе девяти недействующих церквей Верхнеуральского района (19). А это значит, что здание вполне могли передать верующим на условиях типового договора (20), вот только просить об этом, очевидно, было некому: монахини и послушницы покинули эти места. Можно предположить, что они возвращались в родные поселки. Жители п. Великопетровка рассказывают о женщинах, которые запомнились тем, что при жизни заготавливали гробы, и тем, что их молитвами поселок был спасен от пожара. «Были две монашки, приехали откуда-то. У одной, у Капы, был гроб. Она была безродная и боялась, что умрет, а ее не похоронят. Долго гроб стоял, она говорила, что примеряла, как лежать будет. Потом она умерла, а вторую, Груню, сестра забрала. В монастыре они жили, потом его закрыли, и они сюда приехали. Одевались они по-обычному, юбка, кофта» (А.Е. Юлаева, 1928 г.р.); «Пожар останавливать три монашки выходили. Они там, у бора, жили, гроба у них уже были заготовлены. Они здесь и померли. Они здесь до войны были» (М.Н. Вахтерова, 1939 г.р.) (21).

Уцелевшее здание монастыря. Архив ЛНК МаГУ. Фото М. МоринойОт процветавшего некогда монастыря уцелело единственное здание, оно включено в перечень объектов историко-культурного наследия Челябинской области и подробно описано архитекторами В.С. Федосихиным и В.Д. Лосевым (22). Ровесниками монастыря наши собеседники считают тополя: по ним угадывают месторасположение монастырских построек. «А здесь вот, видите, как аллея сделана, это тополя, была зимняя церковь, вот там» (И. Сумцова, 1946 г.р.) (23) . «Деревья – это как бы был контур. Видите последних два дерева, вот это была монастырская территория» (К.В. Крылов) (24). Краевед В.А. Ашитков сообщил нам интересное семейное предание о тополиной аллее монастыря: «Девичья фамилия моей бабушки Циплакова. Вышла замуж в 17 лет за Можарова из станицы Карагайской. Она была послушницей. Днем была в монастыре, а вечером приходила домой. Может, и оставалась ночевать при монастыре. Послушниц было много, но не все выдерживали. Она говорила, что через три года получали постриг, и каждая монахиня после этого сажала тополь на территории монастыря».

В настоящее время на монастырских землях установлено три креста (на месте церкви, у источника и на горе), облагорожено место вокруг родника. Казак К.В. Крылов убежден, что после освящения пространства «что-то изменилось», «смертность от пьянства, повешение – оно прекратилось здесь, <…> что-то поменялось в самом народе. И на крестные ходы народ ходит, вот источник сейчас строят, народ как-то стал дружнее в поселке, драк таких не стало среди молодежи».

Сейчас идея восстановления архитектурного облика монастыря не кажется неосуществимой: на основе планов монастырских угодий, чертежей построек можно создать макет Верхнеуральского Покровского монастыря. Разнообразные свидетельства (архивные документы, материалы краеведов, воспоминания жителей) раскрывают роль монастыря в духовной жизни города и уезда, они могут быть объединены в экспозиции краеведческого музея. Настало время вписать Покровский женский монастырь в культурный ландшафт региона.

Материал подготовлен И.А. Филипповой, к.ф.н., ст. науч. сотрудником ЛНК МаГУ

1. Государственное учреждение «Государственный архив Оренбургской области» (далее – ГАОО). Ф. 173. Оп. 5. Д. 10574. Л. 9 – 10.
2.ГАОО. Ф. 173. Оп. 5. Д. 9940. Л. 160.
3. Там же.
4.Там же. Л. 161 об.
5. ГАОО. Ф. 173. Оп. 9. Д. 1967. Л. 297 – 305.
6. ГАОО. Ф. 173. Оп. 5. Д. 9940. Л. 161.
7.Там же. Л. 160.
8. Там же. Л. 160 об.
9. ГАОО. Ф. 173. Оп. 4. Д. 6447. Л. 19; Ф. 173. Оп. 5. Д. 9427. Л. 82 об.
10. ГАОО. Ф. 173. Оп. 4. Д. 6447. Л. 21 об. – 22.
11. Там же.
12. ГАОО. Ф. 173. Оп. 5. Д. 9427. Л. 82 об.
13.Там же.
14. ГАОО. Ф. 173. Оп. 10. Д. 143. Л. 10 об.
15. МКУ «Городской архив» г. Магнитогорска. Ф. 91. Оп. 1. Д. 4. Л. 158-158 об.
16. Там же. Л. 163 об.
17. Там же. Д. 92. Л. 486.
18. Там же. Д. 144. Л. 8.
19.Там же. Д. 248. Л. 292.
20. Пример такого договора см.: Летопись Великопетровского прихода (1843-1952): сборник материалов и архивных документов / сост. Рожкова Т.И., Филиппова И.А., Моисеева С.А., Горпинич Т.А. Магнитогорск, 2010. С.93-94.
21. Архив лаборатории народной культуры Магнитогорского государственного университета (далее – Архив ЛНК МаГУ). ЭК-24/2001 (п. Великопетровка Карталинского района).
22. Федосихин В.С., Лосев В.Д. Патриарх Южного Урала. Градостроительство и архитектура Верхнеуральска. 1734-1917. Магнитогорск, 2006. С. 66, 195 – 198.
23. Архив ЛНК МаГУ. ЗС-2009.09 (п. Дзержинка Верхнеуральского района).
24. Архив ЛНК МаГУ. ЭК-43/2009 (г. Верхнеуральск).







Наименование акта органа государственной власти о постановке на государственную охрану: Постановление Законодательного Собрания Челябинской области от 13.06.2002 г. № 560; Постановление Правительства Челябинской области от 24.04.2002 г. № 17

Tags: Верхнеуральск, монастырь, объект культурного наследия
Subscribe

  • Здание Госбанка

    Здание Госбанка, г. Челябинск, ул. Елькина, 47/ул. Ленина, 58 -объект культурного наследия местного (муниципального) значения (1910-1912).…

  • Нерешающий или нерешительный совет

    Сегодня состоялось заседание научно-методического совета при госкомитете охраны ОКН Челябинской области. Впервые с ноября 2018 года! К сожалению, из…

  • Старый квартал

    Квартал старых домов между улицами Российской, Миасской, Красноармейской и Нагорной оказался последним в Челябинске относительно нетронутым за…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments